Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Средний проходной балл поступивших в 2016 году по направлениям подготовки

Скидки на платное обучение для абитуриентов с хорошим результатом ЕГЭ

Набор на заочное обучение

О ЛЮБВИ И ДОЛГЕ

134. Как Вы считаете, Александр Сергеевич, какое чувство на земле имеет самую высокую степень?

— Назову два: Любовь и Долг. В основе Долга — Совесть. И Любовь, и Совесть откуда берутся в людях? Ответа человечество не знает. Даниил Гранин мне намекал, что от Бога (больше неоткуда). А я не знаю. Так и живу в неведении. С чувствами Любви и Долга. И вам желаю испытывать эти чувства.

135. Какие события жизни предопределили Ваш профессиональный выбор? Каких педагогических взглядов на воспитание детей Вы придерживались ранее и сейчас?

— Социологи считают, что в плане профессионального выбора люди делятся на две категории. Одни всю жизнь работают в одной сфере, другие меняют все в своей жизни с частотой примерно раз в 5 лет. Я из последних. Кем я только не был: и физиком засекреченным, и журналистом, и спортивным тренером, и комсомольским работником, и артистом разговорного жанра, и телеведущим… С молодежью работаю с 16 лет, мне это интересно.

Откуда появляется интерес к той или иной деятельности? Честное слово, не знаю. Наверное, иногда — от Бога. Но иногда… не совсем. Преподавать в наш вуз я пришел под влиянием профессора Триодина. Он услышал мое выступление на защите чьей­то кандидатской диссертации, пригласил к себе на кафедру. И он же потом убедил меня взяться за работу ректором. Но я и до этого занимался педагогикой. Работал начальником летнего спортивного подросткового лагеря, написал первую в стране кандидатскую диссертацию о дискотеках. Тема была педагогическая. Взгляды мои в педагогике меняются мало. Расширяются и углубляются. Но смысл — тот же.

136. Каким путем происходит «социализация» студентов в СПбГУП для столь много раз упомянутого будущего стопроцентного трудоустройства?

— Про социализацию мною написано очень­очень много. Не знаю, кто в России и практически, и теоретически занимается этим больше меня, по крайней мере из ныне живущих. Обсуждать это здесь «в общем виде» возможности нет. Лучше нажать «плашку» на сайте университета www.gup.ru и получить доступ ко всем моим публикациям.

137. Что бы Вы посоветовали прочитать юношам и девушкам 16–17 лет? И что читали Вы в столь юном возрасте?

— С детства больше всего люблю Чехова, Драйзера. «Время не ждет» Джека Лондона — одно из самых моих любимых произведений. Люблю Хемингуэя, Ремарка за кодекс чести, отношение к жизни. Да, и в качестве постскриптума: 16 лет — возраст зрелости. Я уже тогда на первом курсе учился… А первые 500 книг прочел до школы, куда пошел в шесть лет.

138. Как Вы считаете, дистанционная форма обучения — это имитация? Все-таки студент не имеет возможности общаться с преподавателем вживую и из-за этого его образование — имитационное, ненасыщенное.

— Однозначного ответа на ваш вопрос нет. Думаю, вы знаете, наверное, что заочное обучение было придумано для тех людей, кто по разным обстоятельствам не имел возможности учиться очно. Понятно, что лучше учиться очно, чем дистанционно. Но лучше учиться дистанционно, чем никак. Разумеется, настоящий педагог настоящему студенту может дать намного больше при личном общении, чем на расстоянии. Если оба — настоящие. Сейчас появилась возможность двустороннего, живого телевизионного контакта, что мы в СПбГУП активно используем. Но полностью эту проблему не снимает. Боюсь, и не снимет. Так как в настоящем вузе помимо обучения происходит и воспитание. А воспитывать дистанционно почти невозможно.

Между тем сейчас и дневное образование настолько выхолащивается, что и воспитание во многих местах исчезает. И все это превращается в имитацию. Мы сопротивляемся этой тенденции как можем. Пока получается, но в целом я очень встревожен.

139. Как Вы относитесь к европейской системе образования? Какие вузы за рубежом считаете достойными и с какими сотрудничаете?

— Европейскую систему за четверть века работы ректором я изучил достаточно хорошо, чтобы потерять к ней практический интерес. Дело в том, что образование — это то, что происходит с человеком не только в вузе, но и в обществе в целом. В Европе совершенно иное состояние общества. Там другие СМИ, другие семьи, другие религиозные и гражданские институты, совсем иная организация досуга и т. д. Поэтому там и вузы во многом другие.

У нас есть договоры о сотрудничестве примерно с 15–20 университетами Западной Европы, США и Азии. Работаем понемногу в области науки, академических обменов, стажировок. Но все это в скромных объемах. Большого смысла усердствовать нет. Хотя вузов хороших там много. Они прекрасны, если вы хотите потом там же работать. Но для России, для работы здесь все они не годятся.

140. У нас в стране делается все, чтобы молодежь развивалась?

— У нас в стране делается все, чтобы молодежь была похожа на овощи. Но если не сидеть на месте и не толстеть, появляется шанс на иное будущее. Желаю вам его не упустить.

141. Что Вы можете сказать насчет того, чтобы ввести на первом курсе такую дисциплину, как русский язык и культура речи?

— К сожалению, без ошибок в России сейчас вообще мало кто пишет. Подтянуть русский язык стоило бы. Но по государственным учебным планам это не положено. А желающих заниматься дополнительно, думаю, мы не найдем. Если бы наши студенты имели соответствующую потребность, мы бы им помогли без проблем. А вот курсы ораторского мастерства у нас есть. В этом году занимались около 50 человек, и с сентября мы эти курсы повторим.

142. Как Вы относитесь к новому Закону об образовании?

— Плохо отношусь. Этот закон в корне порочен. Содержит глупость в самом фундаменте. Его писали и принимали люди, мало понимающие в образовании.

143. ЕГЭ часто не показывают реальные знания абитуриентов. Могут ли в вузе каким-то образом еще оценивать качество подготовки будущих студентов?

— Абсолютно согласен, ЕГЭ — очень условная оценка знаний. И конечно, не стоит абитуриентам гнаться за результатами ЕГЭ в ущерб реальным знаниям. Сейчас в «сумасшедшем доме», который чиновники устраивают родителям абитуриентов, погоня за баллами ЕГЭ превращается в натаскивание детей на решение стандартных задач в ущерб сообразительности, развитию творческих способностей. Я знаю много примеров талантливых детей, особенно из регионов, у которых и учителя­то в школе были не по всем предметам. Но эти ребята трудолюбивы и мотивированы на активную работу. И часто бывает так, что они превосходят впоследствии по результатам учебы тех, кто имел высокие баллы по ЕГЭ.

К сожалению, вузы вынуждены принимать абитуриентов по ЕГЭ. Но потом жизнь все расставляет по своим местам.

144. Как Вы относитесь к воспитанию молодежи по методам А. С. Макаренко?

— Считаю Макаренко удивительным крупным педагогом. О его работе написано и защищено уже более 90 (!) диссертаций. Нам в университете его опыт, впрочем, мало подходит. Совсем другой контингент.

145. Как Вы оцениваете уровень ребят, которые к вам приходят в последние годы?

— У нас очень высокий конкурс — от 20 до 50 человек на место. И пороговый балл ЕГЭ — тоже. Но мы замечаем, что в целом качество школьной подготовки в последние годы очень серьезно падает. Школьная реформа приносит негативные результаты. И 8–9 лет назад, и сейчас к нам в среднем поступают люди со школьным баллом примерно 4,2. Мы обладаем методикой тестирования, которая помогает выяснить, насколько этот балл обеспечен знаниями. Так вот: 8–9 лет назад балл 4,2 был обеспечен реальными знаниями на 3,8 балла — я беру среднестатистические данные по России. Сейчас школа ставит 4,2 балла, а фактически это 2,8 балла — то есть ниже слабой «троечки». Мы получаем эти результаты по апробированным методикам — наш университет долгие годы был экспериментальной площадкой Российской академии образования.

146. Главные недостатки, которые демонстрируют сегодня первокурсники?

— К сожалению, резко упали мотивация, дисциплина, снизились креативные качества. Семьдесят процентов тех, кто приходит учиться в вузы, не способны самостоятельно оперировать информацией. «Скачать», списать первокурсники могут очень быстро и все что угодно. И только тридцать процентов могут использовать разные источники, на простейшем уровне попробовать сравнить информацию, проанализировать, да и то под руководством преподавателя.

147. А есть возможность подготовить «своего» абитуриента?

— Есть. У нас существует Международная гимназия «Ольгино» при университете. Мы берем туда ребят из регионов, иногда троечников. В гимназии работают прекрасные педагоги, умеющие создать хороший психологический климат. Через 2–3 месяца ребята начинают хорошо учиться, а через полгода выигрывают олимпиады разного уровня. Методика очень простая. Мы находим талант у любого человека. Один спортсмен, другой танцует хорошо, третий музыку любит, четвертый с компьютером на «ты». Важно пробудить в человеке осознание того, что он талантлив. Уважать его способности. Если он хорошо играет на гитаре и его двадцать других детей слушают, значит, он потом будет физику и математику лучше учить — ему стыдно быть двоечником. Мы создаем обстановку, когда разгильдяйство недопустимо, когда надо уметь отвечать за свои действия.

148. Я мама абитуриента, поступающего в ваш университет. Много читаю информации о вузе на вашем сайте. Как Вам удается держать все под контролем и так интенсивно развиваться? У нас в округе (я из Ханты-Мансийского автономного округа) в этом году даже свидетельства о результатах ЕГЭ детям нормально не смогли выдать, вся партия забракована, теперь вот меняем в школах, и только лишние проблемы родителям и детям создали...

— Сочувствую, но советую не переживать. Ваши проблемы исходят из Москвы. В конечном счете нам с вами не стоит на это обращать внимание. Забудем — и все. А вот школьная подготовка у детей из ХМАО в целом неплохая. К нам многие ребята из этого региона уже лет 20 поступают и неплохо учатся. Давайте настраивать вашего ребенка на позитивный лад, на серьезную работу над собой. И все будет хорошо.

149. У какого студента больше шансов реализовать себя в жизни: дисциплинированный, но глупый или хулиган, но с высокими умственными способностями? А каким были Вы?

— Если вы — наш абитуриент, то соображать должны достаточно хорошо. А вопрос ваш — не на университетском уровне.

Давайте я вас спрошу: «Что лучше — быть богатым или здоровым?»

Надеюсь, вы скажете: «Лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным».

Умный человек лет после 16, когда переболеет подростковыми болезнями, уже ни за что не будет хулиганом. А если у него есть способности — сделает все, чтобы их развить. Проявит и дисциплину, и трудолюбие.

Бездельник и лентяй, нарушитель порядка, ведущий себя безответственно, в конечном счете пополняет ряды дураков. Мы от таких быстро избавляемся.

Что касается лично меня: я поступил в институт в 16 лет. И детская глупость некоторое время проявлялась. Но потом я понял, что детские глупости могут обернуться взрослыми неприятностями. И взялся за ум. Это произошло довольно­таки быстро.

150. Какое напутствие Вы бы дали подрастающему поколению?

— Трудиться, трудиться и еще раз трудиться.

Рейтинг@Mail.ru