А.С.Запесоцкий. Философия современных реформ Российского образования

Читать журнал


Принято считать, что философия как наиболее абстрактная форма познания далека от повседневных нужд и забот и никак не связана с происходящими в современном обществе изменениями. Тем не менее есть основания полагать, что это не так. Так, например, академик В.С.Степин утверждает, что философия может плодотворно проявлять свое практическое значение, а в сложные для страны времена, «на сломе эпох» философия просто обязана быть практической наукой. Известный петербургский философ К.С.Пигров предлагает различать философию, разрабатываемую специально подготовленной частью общества, профессионалами, и философию, а точнее, — философии разных социальных слоев общества, формируемые в повседневной жизни [1]. Анализу философии современного правящего класса, т.е. российского чиновничества, осуществляющего реформы в области образования, посвящена данная статья. Помимо чиновников в правящий класс, видимо, следует включить: олигархические элементы общества вместе с обслуживающими их управленцами; псевдонаучные институты, разрабатывающие «милые» чиновникам концепции, законы, программы и планы; федеральные СМИ, обрабатывающие население нужным образом. 

Следует выразить убеждение, что развал системы образования, который приобрел в России последнего десятилетия поистине трагический характер, во многом определяется пренебрежением чиновничества к традиционной философии.

Сегодня в сфере образовании по всем направлениям наблюдается худшее положение, чем во времена СССР. Стремительно снижается уровень знаний, люди малообразованны, немногие могут назвать имена современных ученых, если последние не являются медийными лицами, резко упал уровень грамотности школьников, читается меньше книг (число книговыдач в библиотеках значительно уменьшилось, как и количество книг, закупленных для пополнения фондов библиотек). Ранее самая читающая страна в мире уступает это место другим. Результаты ЕГЭ показывают, что огромный процент выпускников школ не может ответить на простейшие вопросы школьной программы. В вузы приходят абитуриенты с невысоким уровнем базовой подготовки, что ведет к дальнейшему падению качества высшего профессионального образования [2].

Один из центральных тезисов данной статьи: важнейший результат реформ последних 20 лет — превращение нашей системы образования в набор обучающих учреждений. Как известно, образование должно осуществляться в неразрывном единстве обучения и воспитания. Обучение без воспитания не может быть эффективным в принципе, однако функция воспитания отдана чиновниками на откуп социальной среде, которая, в свою очередь, функционирует теперь под управлением федеральных каналов телевидения. Телевидение в постсоветский период стало главным воспитателем масс [3]. И оно пропагандирует, навязывает стране весьма убогую философию: «Деньги — главная ценность». Соответственно, образование — это услуга. В этой ситуации дошкольные учреждения понимаются как место, где детей кормят и присматривают за ними, школы становятся коммерческими центрами, где учителя зарабатывают на учениках, вузы оказываются корпорациями по оказанию платных услуг, а аспирантура и советы по защитам трансформируются в своего рода магазины, торгующие кандидатскими и докторскими дипломами. Похоже, что именно это видится правильным правящему слою.

Как известно, мощная сеть дошкольных учреждений, созданная в СССР, в 90‑е годы была практически уничтожена и теперь с большим трудом восстанавливается, в основном для состоятельной части населения. Школа как институт социализации в ходе реформ последних лет вошла в системную деградацию. Постоянно снижается уровень обеспеченности оценок знаниями, так получается, что сегодняшний отличник не дотягивает до хорошиста 80‑х годов. Выпускники школ не готовы к простейшим формам научной работы. Резко упала мотивация школьников к труду, к соблюдению дисциплины, коллективизм уступает место индивидуализму, исчезают сострадание, взаимопомощь. Возрастает душевная черствость, жестокость, стремление к подавлению окружающих на пути к личному успеху. Таковы результаты реформирования российской школы [4]. 

Ее системное разрушение происходит под влиянием ряда факторов. По всей видимости, на первое место среди них следует поставить коммерциализацию — фальсификацию целей деятельности педагогических коллективов, осуществленную органами управления образованием. Вместо педагогической цели образовательным учреждениям навязана цель предпринимательская, коммерческая. Известно, что интеграция рыночных механизмов в деятельность различных социальных институтов имеет различные пределы. Превышение этих пределов приводит к перерождению самих институтов. Именно это и происходит сегодня со школой [5].

Негативно сказался на качестве высшего образования в постсоветский период отказ от проведения воспитательной работы в вузах. Результатами отсутствия воспитательной работы со студентами стали падение мотивации студентов к учебе, их нежелание соблюдать дисциплину и трудиться, овладевать знаниями. Дает о себе знать и развившаяся в вузах коррупция, которая связана с покупкой оценок за деньги (взяткой). Снижение требований на зачетах и экзаменах ведет к получению положительных оценок всеми студентами, как знающими, так и не знающими предмет. Компетентность таких выпускников и их способность к продуктивной деятельности все меньше и меньше устраивает работодателей.

Можно констатировать, что под влиянием реформ последних лет произошло сущностное перерождение высшей школы. Высшее образование, ранее основанное на формировании у студентов целостного, системного видения мира, сегодня утратило свою фундаментальность и культурный смысл. Нацеленность образования только на овладение технологиями, усиление специальных, узкопрофессиональных предметов за счет общих, теоретических дисциплин в учебных планах приводят к понижению его качества. Профессиональная подготовка все чаще не является связанной с обретением ориентиров в морали и усвоением культурных ценностей, что приводит к падению общего культурного уровня выпускников вузов. Образование как социальный институт проигрывает СМИ и рекламе в конкурентной борьбе за мировоззрение молодежи, которое сегодня просто пронизано духом стяжательства, успеха и получения денег любой ценой [6].

Однако реальные причины развала образования — вовсе не в глупости начальства, а в дефектах социально-экономической системы, построенной в постсоветской России. Думается, понять суть происходящего можно только при проведении соответствующего анализа в контексте макросистемы.

В нашей стране создана ультралиберальная формация, противоречащая действующей Конституции, по которой Россия должна быть социальным государством [7]. 

Ультралиберальная версия капитализма от либеральной отличается в первую очередь своей идеологией, иерархией ценностей. Формально, по Конституции, в России сегодня государственной идеологии быть не должно. Статья 13, пункт 2, гласит: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной» [8]. Это положение трактуется как норма для чиновников, что на самом деле странно, если вдуматься. В реальности государственная идеология как определенным образом упорядоченная совокупность идей, система представлений о мире, заключающая в себе преобразующий реальность потенциал и получающая воплощение в конкретных проектах и действиях, конечно, существует [9, с. 62–103].

В основе неформальной идеологии, которая исповедуется сегодня правящим классом в России, как уже говорилось, лежит идея денег как ведущей, главной ценности в жизни человека, выгоды как единственной движущей силы общественного развития. Свобода понимается при этом как безграничная возможность безответственного поведения в погоне за личной выгодой [10].

Идеология реформ противоречит не только отмененной в 1991 году коммунистической идеологии, но и христианской морали. Более того, она обесценивает фундаментальные ценности, выстраданные человечеством за тысячелетия его развития: труд, честность, патриотизм, уважение к старшим, любовь, дружба, служение закону — все это может быть только предано осмеянию и глумлению. Поруганию предаются и такие либеральные ценности, как демократия, свобода слова, равенство перед законом, уважение к личности, право частной собственности. Прямыми производными от этой идеологии являются: тотальная экономическая неэффективность, судебный произвол, коррупция, аномия и социальная дезорганизация, практически всесторонняя деградация социума, разрушение нашего главного национального богатства — великой российской культуры.

Государственная политика последнего 20-летия не поддается анализу традиционными методами, потому что сегодняшнее российское чиновничество имеет две политики: одну — исповедуемую высшими должностными лицами государства и декларируемую госаппаратом, другую — реально осуществляемую. Трансформация одной в другую происходит, судя по всему, вопреки воле первых лиц государства. В итоге декларируемая политика оказывается предназначенной для успокоения общества, для поддержания иллюзии деятельности на благо страны, ориентирована на клиповое сознание населения и представляет собой по существу набор PR-программ. Другая, реальная политика нацелена на освоение государственных ресурсов с использованием властной вертикали и неформальных распределительных механизмов, отработанных правящим слоем в последние годы.

Порочная идеология разрушает не только сферу образования. Ультралиберальная версия капитализма предполагает формирование определенной социальной структуры общества, характеризующейся ослабленностью социальных связей, «атомизацией» социума, человеческим одиночеством [11]. И не случайно провозглашенная свобода общественной жизни не приводит к укреплению гражданского общества.

Как убедительно показал в ряде работ академик В.С.Степин, никакие экономические реформы невозможны без преобразований культуры [12]. В этой связи закономерно, что в 90-е годы проведение ультралиберальной политики выдвигает на первый план для власть имущих задачу формирования новой культуры, не имеющей ничего общего в базисных основах не только с советской, но и с российской культурой дореволюционного периода, а также с мировой культурой [13, с. 230–260]. Формально провозглашается полная свобода культурной жизни в стране. Реально же резко сужается доступ населения к учреждениям культуры: библиотекам, музеям, театрам, выставочным залам и др. В России об этом мало говорят, но право на доступ к ценностям культуры давно признано мировым сообществом одним из важнейших прав человека — не менее важным, чем избирательное право или свобода слова. К сожалению, с реализацией данного права в России дело обстоит не лучшим образом.

Активность масс молодежи в России искусственно направляется в сферу потребления, и наше общество превращается в «общество потребления». Реклама становится идеологией потребления и своего рода институтом социализации, проектирующим и формирующим нужного ей человека — «человека потребляющего». Формируется тип деградирующей культуры, основным содержанием которой является проедание ранее накопленных ресурсов. Таким образом, трансформации сферы образования не являются в современной России изолированным процессом, они хорошо согласуются с общей направленностью и ходом «реформ».

Созданная в 90-е годы в нашей стране ультралиберальная версия капитализма в корне противоречит интересам Российского государства и общества — как неконкурентоспособная в контексте процессов мирового экономического и социально-культурного развития, в условиях глобализации. Перед Россией вновь встает задача выхода из очередного тупика — на магистральные пути общественного развития. И выход этот следует искать в смене существующей идеологии. Следует высказать убеждение, что наша страна располагает для этого всеми необходимыми возможностями.

Литература

1. Философия российской телесности: Сборник / Науч. ред. А.С.Запесоцкий; отв. ред. К.С.Пигров. СПб.: Изд-во СПбГУП, 2009. (Философия жизненных миров; Вып. 1).

2. «Солнце спутник Земли», или Рейтинг научных заблуждений россиян // ВЦИОМ: http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=111345.

3. Запесоцкий А.С. Метаморфозы СМИ: новое качество или новые болезни // Социол. исслед. 2010. № 7.

4. Запесоцкий А.С. Ситуация в российской системе образования как проблема качества работы гуманитарного университета // Проблемы управления качеством образования в гуманитарном вузе: Материалы XV Международной научно- практической конференции 29 октября 2010 года. СПб.: Изд-во СПбГУП, 2010.

5. Запесоцкий А.С. Модернизация и проблема кризиса институтов социализации // Вестник Северо-Западного отделения Российской академии образовании. 2011. № 1 (11).

6. Запесоцкий А.С. Влияние СМИ на молодежь как проблема отечественной педагогики // Педагогика. 2010. № 2.

7. Запесоцкий А.С. Социология в системе научного управления обществом [Электронный ресурс]: Материалы IV Всерос. социол. конгресса / ИС РАН, ИСПИ РАН, РГСУ. М.: ИС РАН, 2012. — 1 CD-ROM; Запесоцкий А.С. Какой капитализм построен в России // Национальные интересы. 2012. № 1 (77). Примеч.: В основу материала положено выступ. автора на Пленарном заседании IV Всерос. социол. конгресса «Социология в системе научного управления обществом» (Москва, Колонный зал Дома союзов, 2 февраля 2012 г.).

8. Конституция Российской Федерации. М.: Юрид. лит., 2011.

9. Баталов Э.Я. Движущая сила идей // Неэкономические грани экономики: непознанное взаимовлияние. М., 2010.

10. Запесоцкий А.С. В калошах Ельцина, под зонтиком Гайдара // Санкт-Петербургские ведомости. 2009. 26 окт.; Гайдар умер, но дело его живет и побеждает // Моск. комсомолец. 2010. 10 февр.; Тупик № 2. Незнайка как новый символ России // Поиск. 2010. 19 марта.

11. Запесоцкий А.С. Образование и средства массовой информации как факторы социализации современной молодежи. СПб.: СПбГУП, 2008.

12. Степин В.С. Цивилизация и культура. СПб.: СПбГУП, 2011; Запесоцкий А.С. Теория культуры академика В.С.Степина. СПб.: СПбГУП, 2010.

13. Запесоцкий А.С. СМИ как фактор трансформации российской культуры // Неэкономические грани экономики: непознанное взаимовлияние. М., 2010.


Источник — Вестник СЗО РАО, № 1 (13) (май 2013)
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ@Mail.ru