А.П.Марков. «Культурный фундаментализм» как ключевое условие сохранения и развития института образования

Читать журнал


Образование как социально-культурный институт в своей фундаментальной функции есть процесс (и результат) формирования «образа» человека. Сформировать образ — это значит создать некую целостность, связующую все элементы личности в органичное единство, организовать ее духовный мир. Образ человека (eikon — греч. — икона) есть высшее выражение единства и целостности бытия внутри себя, и в то же время — внешнее проявление человеческой сущности. Культура, создавая образовательные структуры и формы, изначально наделяет их сущностной функцией «ображения человека», «возделывания его души». Образованный человек несет в себе образ культуры, ибо в личностном плане он создается по ее подобию. Конечно, говорить о сущностных атрибутах института образования можно только применительно к его гуманитарной составляющей, которая ответственна за «творение» человека как субъекта культуры, а также за передачу и освоение так называемых антропных технологий, т. е. технологий, с помощью которых осуществляется формирование и модификация человеческого сознания и поведения.

Важнейшим условием высокого качества образования является социально-культурная среда — актуальное пространство жизнедеятельности личности, условие формирования и реализации ее интеллектуальных, психических и физических возможностей. Человекотворческие возможности «зоны ближайшего развития» были раскрыты в рамках культурно-исторической концепции, трактующей становление и развитие личности как опосредованный общением процесс освоения и присвоения индивидом ценностей культуры (Л. С. Выготский). Интериоризируя и оперируя знаками, языком как орудиями культуры, человек в процессе взаимодействия с другими людьми преобразует «натуральные» психические функции в образования высшего уровня развития, формирует собственный «мир культуры». Эти «высшие функции», рождаясь в системе социального общения, взаимодействия, переходят затем в интрапсихическую плоскость, становятся фактом сознания личности.

Особую роль в образовательном процессе играет духовно-нравственная составляющая культурного окружения. Отсюда важнейшим условием социализации и самореализации личности является насыщение социально-культурного пространства духовно-нравственными образами и символами. Ориентация личности на абсолютные нравственные ценности является важнейшим условием формирования духовного мира, который становится результатом стремления человека «вверх». В насыщенной духовной среде личность обнаруживает значимых для себя других, субъективно воспринимая их как свой идеал, как проекцию своего идеального «я». Идентификация с такими образами «включает» психологический механизм резонанса, который переводит содержание воспринимаемого образа другого во внутреннюю плоскость — в единицы духовного мира личности. Человек начинает видеть в себе скрытые пока качества, которые предстают перед ним осуществленными в образе и биографии другого человека. Идентификация с носителем этих качеств рождает энергию самоопределения и самоосуществления человека, помогает понять свое призвание, т.е. увидеть лучшее в самом себе как проекцию извне, «высвеченную» образом значимой личности (исторического деятеля, современника). Понять свое призвание — это принять мысль о том, что твоя сущность не обнаруживается и не раскрывается исчерпывающе в пределах личной биографии, но является как бы «излучением и энергией» персонифицированного совершенства, которому человек предстоит. Это высшее и лучшее, увиденное в себе посредством отождествления со значимым образом, надлежит признать, поверить в него и ощутить величайшую духовную ответственность за его осуществление, которое и станет в будущем залогом максимально полного самоосуществления человека в культуре и социуме. Именно так происходит творение личности «по образу и подобию», т.е. ее образование.

Следовательно, идентификационные механизмы являются центральными в процессе становления личности, в ее воспитании, суть которого заключается не в наполнении памяти и не в образовании интеллекта, а в «зажигании сердца», в поиске «высшего смысла жизни», того, «что ее освящает». Духовная жизнь с момента ее возникновения начинается с принятия Совершенства, с включения его в свою жизнь1. Сущность воспитания — принятие человеком идеала совершенства и включение его в собственную жизнь. Влечение к совершенству становится не только внешней целью воспитания, но и внутренней причиной творчества личности, основой духовномотивированных и ответственных поступков человека. С психологической точки зрения здесь происходит как бы проекция ребенком смутно угадываемых, дремлющих пока «в глубине инстинкта» возможностей на предстоящее Совершенство, отождествление с ним. Созерцая совершенство, стремясь к нему, ребенок усваивает его и включает в свою жизнь, становясь существом духовным. С культурно-психологической точки зрения здесь срабатывает идентификационный механизм, т. е. происходит проекция собственных возможностей на предстоящий образ, отождествление с ним. Референты задают «планку» совершенства, помогают обрести личностную гармонию и понять свое предназначение, пробуждают в человеке энергию самосозидания и становятся точкой отсчета в определении смысла его жизни. Максимальный человекотворческий потенциал имеют те образы, которые олицетворяют духовное ядро национальной культуры, ее этический идеал, воплощают ментальные особенности этнокультурного сообщества2. В биологии есть понятие «стволовые клетки» — это те клетки, которые определяют структуру и функции каждого органа, специфику и целостность всего организма. В них как бы содержится проект, замысел будущей системы. Так и в культуре — есть люди, чей образ определяет и выражает сущность культуры, ее путь. Эти люди — душа культуры, ее связующая субстанция. Образы таких личностей являются обобщенным символом национальной культуры, они олицетворяют ее духовное ядро, концентрируют представления народа о желаемом будущем, олицетворяют пути преодоления духовного кризиса3. Обладая харизмой и сакральным статусом, образы таких людей являются обобщенными символами национальной культуры, ее связующим центром, они олицетворяют ее духовное ядро. Личности такого масштаба выступают своеобразным духовным зеркалом культуры — они являют нам наш образ, очищенный от всего случайного, предлагают нам проект нашего будущего. Тип референта определяется спецификой культурной системы4. В этой связи важнейшая проблема образования и воспитания — поиск и востребованность референтов, т. е. значимых образцов для подражания, способных задать идеал совершенства, стать точкой отсчета в определении смысла жизни, пробудить в человеке энергию самосозидания, помочь понять свое предназначение и обрести личностную гармонию.

В последние годы, в связи с разрушением системы духовного самовоспроизводства российского общества и мировоззренческим вакуумом, в котором оно оказалось, все отчетливее обнаруживаются симптомы кризиса идентичности, который в субъективном, личностном плане переживается как духовный вакуум, разрыв связей человека с социальным и культурным миром, неспособность человека отождествить себя в национально-государственном плане. Для молодого человека кризис идентичности субъективно может и не восприниматься в этом качестве. И это вполне объяснимо — духовный кризис до определенной стадии протекает в неявной форме, он носит как бы отсроченный характер. Известно, что, когда опасность возникает резко и внезапно, картина мира быстро меняется и человек мобилизует все свои ресурсы для поиска выхода. В данном случае ситуация не воспринимается как болезненная.

В социально-культурной плоскости важнейшая причина кризиса — утрата референтной роли персонифицированных ценностей-образов отечественной истории и культуры. Сегодня классические образы отечественной литературы перестали выполнять функцию трансляции этического идеала (а, как известно, именно они представляют собой символическое воплощение христианских ценностей нестяжательства, страдания и любви). Для значительной части населения (и прежде всего молодого поколения) существенно снижена смыслообразующая роль нравственных ценностей христианства. В такой ситуации возникает необходимость разработки условий (и прежде всего в рамках образовательных систем), способных актуализировать и востребовать духовных референтов отечественной культуры, олицетворяющих ее базовые ценности, воплощающих лучшие нравственные качества народа. Персонификация «национальной души» станет не только фактором общественного единения, но и эталоном личностного развития. Значимые образцы для подражания способны задать идеал совершенства, стать точкой отсчета в определении смысла жизни, пробудить в человеке энергию самосозидания, помочь понять свое предназначение и обрести личностную гармонию.

Для обретения духовной идентичности культура должна, прежде всего, вернуть утраченную целостность, исцелиться, т.е. восстановить историческую преемственность, понять и принять свою самобытность. Восстановление целостности и органичности национально-культурного мира, как неоднократно утверждал академик Д. С. Лихачев, «задача не менее существенная, чем сохранение окружающей природы». Если природа необходима человеку для его биологической жизни, то культурная среда столь же необходима для его «духовной оседлости», нравственной дисциплины и социальности5. Обретение (и осознание) культурной миссии России предполагает понимание и принятие прошлого — всякого, в т.ч. и трагического, постыдного, — оно должно войти в актуальное пространство самосознания; поиск в историческом прошлом пиковых состояний государственного и общественного бытия (т.е. самых здоровых периодов развития, когда Россия максимально полно выражала своим бытием свое предназначение). Лишь отыскав их, можно перекинуть мост из прошлого через провалы исторического и культурного небытия в будущее. Такой избирательный подход к прошлому закономерен — отечественная история есть своеобразное коллективное повествование, которое разворачивается вокруг определенных событий и личностей, значимых для самосознания народа. Выбор этих эпох, событий и персон не случаен — он подчинен потребности нации в осмыслении ее актуального положения, в понимании ее возможного будущего.

Значение духовно-нравственных референтов уникально в плоскости личностного становления. Каждый человек, в силу своей изначальной незавершенности, потенциально бесконечен в вариантах своего будущего. Поэтому он должен дополнить себя предстоянием чему-то высшему, осуществившемуся и находящемуся вне его, способному довершить и возвысить человеческое бытие. В этом предстоянии он получает духовное задание, свою призванность и ответственность (И.А.Ильин), т.е. становится человеком культурным в подлинном смысле этого слова — способным принять и осуществить надличностные ценности, отождествить себя с теми, кто совершеннее тебя, выстроить себя по их образу и подобию. Именно референтный образ другого становится условием образования личности и реализации ее возможностей, определения жизненного призвания и выбора того пути, на котором человек сможет максимально полно себя реализовать.

В этой связи важнейшим ресурсом образовательной деятельности (наряду с текстами, в которых содержится концентрированный опыт человеческого развития) является личность педагога, способная воздействовать на воспитанника по различным каналам: во-первых, за счет субъективной интерпретации текста — смысл последнего существенно модифицируется в контексте содержания ментального и ценностно-нормативного мира педагога, его собственной «картины мира»; во-вторых, ценности и личностные качества педагога неизбежно транслируются по коммуникативно-образовательным каналам; в-третьих, в качестве образовательного ресурса следует рассматривать особую душевную энергию воспитателя, посредством которой происходит творение другого. Как известно, педагогика — это не только трансляция знания и организация контроля за их усвоением, но и воспитание, сущность которого состоит в творении духовным усилием личности воспитанника. Это происходит в том случае, если педагог видит перед собой не просто студента, который должен продемонстрировать некую сумму знаний, но незавершенную личность, открытую будущему, находящуюся в процессе становления, развития. И от этого видения перспектив, которое становится своеобразным проектом, во многом зависит будущее этого человека. Такое духовное творение личности, по мнению Вл. Соловьева, и есть подлинная любовь, понимаемая им как способность видеть и удерживать в сознании идеальный образ человека, т. е. видеть его «божий замысел», постоянно «возвращая» в системе коммуникации его хозяину — в форме поддерживающих и одобряющих реплик, позитивных оценочных суждений, «сочувственного понимания». А это возможно лишь в том случае, если все формы учебно-образовательного процесса будут строиться на позитивной и конструктивной основе.

В этой связи возникает проблема высочайшей нравственной ответственности педагога в становлении личности студента. Педагог, как никто в этом мире, ответственен за то, какую духовность он созидает в себе, и являет ее другим в образовательном пространстве коммуникаций. Для того чтобы реально изменить личность другого, педагог должен стать образцом для подражания, т. е. стать для студента значимым, референтным. Не менее важен и вопрос о том, какие ценности и качества он должен транслировать. На мой взгляд, современный педагог должен персонифицировать базовые для отечественной культуры ценности: справедливость, моральную ответственность, патриотизм, духовность (понимаемую как нестяжательство, отсутствие корыстных намерений и мотивов). Далее, он обязан олицетворять лучшие нравственные качества своего народа, такие как: совесть (т. е. внутреннюю настроенность на другой голос, способность услышать и воспринять «весть»), способность к сопереживанию, милосердие. К сожалению, сегодняшний инструментальный мир почти убил в педагоге эти высокие моральные качества, заставив его подчинить педагогический процесс погоне за количеством знаний и освоенных технологий6.

Таким образом, институт образования должен быть центрирован на целостное воспроизводство человека — в соответствии с той антропологической моделью, которая сформирована в недрах культуры (и прежде всего в религиозно-философских и этических системах и концепциях). В отличие от инструментально ориентированного обучения, образование обеспечивает формирование «образа» человека как целостного и органичного субъекта культуры7. Образованность — это гармония самобытности и универсальности, национально-культурная идентичность и одновременно открытость иному, всеобщему. Основным критерием развития личности является ее образованность, идеалом которой в современном мире становится человек, противостоящий разрушающим личность тенденциям техногенной цивилизации. Если обучение транслирует и воспроизводит лишь некую частную, конкретную систему культурной деятельности в ее нормативно-технологическом аспекте (т.е. знания о ней и алгоритм ее воспроизведения, который осваивается с помощью специальных упражнений, формирующих навыки автоматизированных действий), то образование производит и воспроизводит целостного субъекта культуры и деятельности — человека в его экзистенциальной и онтологической полноте. Стратегическая цель образования — индивидуальность как концентрированное выражение человеческой сущности — уникальная и духовно самоопределившаяся личность, осознающая и практически реализующая свое призвание и предназначение в различных видах и сферах социально-культурной практики. В силу своих сущностных онтологических функций образовательный пласт в системе педагогической деятельности является определяющим. Опыт показывает, что обучение, исключающее духовно-нравственную сущность человека и ориентированное лишь на передачу максимального объема знаний и освоение технологий, не обеспечивает профессиональную успешность специалиста, неизбежно влечет кризис социально-культурной и личностной идентичности, снижение экзистенциальных параметров бытия. Обучение эффективно лишь в той мере, в какой ему удается пробудить в человеке духовность, интерес к самопознанию и волю к саморазвитию, понимание своей человеческой и профессиональной миссии.

Необходимость осмысления современного состояния и перспектив развития института образования в рамках культурологической методологии определяется тем проблемным полем, в котором функционирует сегодня данный социально-культурный институт. Это прежде всего характерно для гуманитарного образования, которое до сих пор не вышло из мировоззренческого кризиса, вызванного дисквалификацией традиционных институтов социализации и механизмов культурной преемственности, разрушением системы духовного самовоспроизводства общества. Современная педагогическая практика, нацеленная на технологическое совершенствование образования, не в состоянии востребовать огромный человекотворческий потенциал российской культуры. Исследователи отмечают слабую выраженность и отрефлексированность собственно культурологической составляющей образования, которая в идеале должна стать мировоззренческой основой профессий социально-коммуникативной группы. В такой ситуации закономерным является обращение к глубинным основаниям образовательной деятельности, понимание института образования как социокультурной системы, функции которой не ограничиваются подготовкой человека к профессиональной деятельности.

В культурологическом контексте образовательная деятельность — это процесс «сборки» духовного мира личности путем активной и деятельной проекции формирующихся качеств (элементов) на внешний персонифицированный образ, который интериоризируется («усваивается», переходит во внутренний план) и становится своеобразной духовной доминантой, объединяющей и подчиняющей все составляющие внутреннего мира личности. Лишь наличие такого духовного центра превращает разнородные качества и свойства, разнонаправленные человеческие импульсы и энергии в образ понимающей, чувствующей, действующей и вменяемой личности, способной нести ответственность за свои поступки. Образовательная деятельность в рамках культурологической методологии предстает как форма трансляции и воспроизводства культурных норм и ценностей, способ подготовки человека к оптимальному существованию в социуме и культуре, пространство генерирования общественной идеологии, которая вместе с ее носителями неизбежно «прорастет» в культуре, как базовый социально-культурный институт, выполняющий функции культурной преемственности и всестороннего развития личности, национально-культурной идентичности и гуманизации отношений человека и общества.

Практическая реализация важнейших функций института образования может быть обеспечена культуроцентрированной педагогикой, ориентированной на создание таких условий образовательной деятельности, которые позволят осуществлять подготовку специалиста в единстве с формированием личности как органичного субъекта национальной культуры. Педагогика, целенаправленно опирающаяся на человекотворческие ресурсы отечественной культуры, способна повысить качество и усилить вектор гуманитарного измерения всей образовательной действительности, изменить содержание и качество взаимодействия субъектов образовательного процесса, расширить их возможности в созидании оптимальной с точки зрения личностного развития культурно-образовательной среды.

Именно культурологическая фундаментализация педагогической теории и практики может стать конструктивным способом противодействия процессам деиндивидуализации образования, она позволит осуществить корректировку методологических принципов и расширение технологического репертуара современной педагогики. Перспективы развития культуроцентрированной педагогики находятся в прямой зависимости не только от продуктивности академических институтов педагогической науки, но и уровня духовно-нравственной ответственности субъектов педагогического сообщества. Понимание глубинных основ образовательной деятельности и культурологическая фундаментализация образования позволят решить актуальнейшие задачи воспроизводства интеллектуальной элиты страны, сохранения и наращивания творческого потенциала общества.

Примечания

1 «Дух живет повсюду, где появляется или переживается людьми Совершенство», которое есть форма проявления Божественного. Восприятие Совершенства, влечение к Божественному есть не только внешняя цель, но и внутренняя причина творчества, «органическая сила», определяющая жизнь природы и человека. Впечатления от созерцаемого Совершенства «извлекают» ребенка из потребностей организма и «дремы инстинктов», пробуждают его сознание и самосознание. — Ильин И. А. О новом человеке // Слово. 1993. № 1. С. 23.

2 Этический идеал культуры максимально полно представлен образами исторических деятелей, национальных героев, святых, выступающих в роли духовных референтов нации.

3 Так, духовно-нравственный образ Христа отвечал культурным проблемам своего времени. Сергий Радонежский, Александр Невский сформировались в контексте тех духовных, политических и государственных проблем, которые переживала Московская Русь. Фигура титана, с его стихийным индивидуализмом, субъективизмом, антропоцентризмом, соответствовала духу эпохи Возрождения.

4 Духовный референт — это и символ консолидации нации (духовного притяжения граждан), и образец подражания. Это тот, кто воспринимается в качестве этического идеала для самовоспитания (с кого можно «делать собственную жизнь»), критерия поиска и определения смысла собственного бытия. Специфика референтов российской культуры состоит в том, что эту роль всегда выполняли святые, подвижники, художники, пророки, гонимые властью. Отождествление с образом значимой личности «запускает» резонансный механизм, усиливающий в личности подобные качества.

5 Лихачев Д. С. Будущее литературы как предмет изучения // Новый мир. 1969. № 9. С. 32.

6 В этой связи особую важность приобретает такая форма образовательной деятельности, как экзамен. Его ключевой элемент — оценка — может стать средством и разрушения образа «Я», и созидания души человеческой. В рамках человекотворческой парадигмы образовательной деятельности критерии оценки не должны быть жестко увязаны с объемом и качеством освоенных знаний. Оценивая по этому критерию, мы тем самым утверждаем жестко инструментальный подход к человеку, который завтра будет транслировать эту жесткость в систему менеджмента, маркетинга, в межличностные отношения. Предмет оценки — путь, который прошел студент в процессе самостроительства. Рекомендованные тексты, содержание лекций, педагог как личность — все это лишь материал для образовательной деятельности, субъектом которой выступает студент. В контексте сказанного весьма сомнительной представляется тестовая система оценки знаний. Она предельно формализует отношения между педагогом и студентом, разрушает духовную связь воспитателя и воспитанника, обеспечивает педагогу «алиби неучастия» в судьбе другого. Восхищение, сострадание и любовь — вот те чувства, с помощью которых формируется субъективность другого человека. Образовать, «собрать» личность можно лишь усилием собственной души педагога, впитавшей в себя этический идеал культуры и формирующей воспитанника по «образу и подобию».

7 Вторая составляющая педагогического процесса — процесс обучения направлен в основном на трансляцию знаний и освоение умений и навыков. Цель обучения — передача и воспроизводство нормативных структур деятельности (технологий, методик, культуропрактик). Обучение инструментально и, по сути, вторично по отношению к процессам формирования и развития личности.


Источник — Вестник СЗО РАО, № 1(12) (май 2012)
Поделиться:
Рейтинг@Mail.ru