С.В. Конанчук «Проблема синестезии в контексте экспериментальной эстетики»

Читать журнал

main.jpg

В статье анализируются актуальные проблемы взаимосвязи теоретических и практических аспектов современной эстетики, раскрываются новые подходы к анализу текстов «неклассического художественного пространства», к формированию эстетической оценки современных произведений искусства. Делается вывод о необходимости привлечения методов «синтетической парадигмы», включающих в качестве своей составляющей субъективный элемент (синестезию).

In the paper the problems related to the issue of an interconnection between theoretical and practical aspects of modern aesthetics are covered. The new approaches to the formation of an aesthetic evaluation of modern pieces of art, offered by the author, are the most significance. Also, approaches to the analysis of the texts of "non-classical artistic space' that require scientific approaches and supplementing methods of "synthetic paradigm" that includes the subjective element (synesthezia). Is also of importance.

Ключевые слова: синестезия, эстетика, Густав Теодор Фехнер, экспериментальная эстетика, эстетическая оценка.

Key words: synesthezia, aesthetics, Gustav Theodore Fechner, experimental aesthetics, aesthetic evaluation.

К началу XXI в. «Вселенная искусства» продолжает стремительно разрастаться, образуя все новые направления, виды и жанры, охватывая как реальное, так и виртуальное пространство и «эстетизируя» практически все сферы человеческой жизни. Поэтому перед современной эстетикой прежде всего возникает проблема самоопределения в условиях нового информационного общества, переосмысления классической эстетической теории, проблема моделирования новых принципов и методов изучения современной художественной культуры, включая необходимость разработки современных подходов к анализу текстов «неклассического художественного пространства». Среди таких новых подходов к анализу и интерпретации произведений современного искусства могут быть названы методы «синтетической парадигмы», включающие в качестве своей составляющей субъективный элемент. Особую актуальность за последние десятилетия приобретают методы синестетической интерпретации поли- и моносенсорных искусств, позволяющие выявить скрытые, глубинные смыслы художественного произведения, отличающиеся в большинстве случаев от непосредственного сюжета или внешней формы, а также учитывающие особенности авторского и зрительского мировосприятия. В основе данных методов лежит явление синестезии, связанное с психологией восприятия различных процессов и заключающееся в том, что стимулирование одной сенсорной модальности не только вызывает свойственные ей ощущения, но одновременно стимулирует и другую, связанную с ней сенсорную модальность. Таким образом, синестезия выявляет особенности межчувственных ассоциаций, а также тяготение к целостности восприятия окружающей действительности, свойственное практически всем людям [2, с. 5-9].

Синестетический анализ может применяться в качестве элемента комплексного анализа художественного творчества, дополняя структурно-аналитические, семиотические, герменевтические и другие методологии, способствуя раскрытию семантической множественности интерпретаций произведений искусства, выявлению стиля и художественных приемов как выразительных средств искусства. В то же время, интерпретация художественных текстов с точки зрения семиосферы музыки, живописи, архитектуры и других видов искусства выводит проблему синестезии и синтеза искусств из теоретической плоскости в область экспериментальной эстетики.

Следует отметить, что одной из наиболее актуальных проблем современной эстетики является проблема значительного разрыва, существующего сегодня между теоретической и практической областями данной науки. Возможно, применение синестетических методов, а также изучение феномена синестезии будет способствовать «наведению прочных мостов» между теорией и практикой современной эстетики.

Одним из основателей экспериментальной эстетики считают Г. Т. Фехнера - немецкого физика, физиолога, психолога, философа и писателя. В своем труде «Vorschule der Aesthetik» («Преддверие эстетики») он раскрыл собственные представления о рассмотрении эстетических фактов и эмпирических законов, на которые, по его мнению, могут опираться эстетические понятия, законы и принципы [7]. Экспериментальным путем им было подтверждено восходящее еще к Леонардо да Винчи утверждение об эстетической значимости «золотого сечения», или «золотой пропорции». Фехнер назвал свой метод «эстетикой снизу», в отличие от философской «эстетики сверху», в основе которой, по его мнению, должна лежать экспериментальная эстетика.На основе экспериментальных исследований Фехнером было сформулировано шесть эстетических законов, или принципов эстетического удовольствия, которые он разделил на законы качественные и количественные, формальные и содержательные, первичные и вторичные. Первый количественный закон был назван им «принципом эстетического порога»: он указывал, что необходимым условием для того, чтобы вещь нравилась зрителю, является сила оказываемого ею впечатления. Впечатления от восприятия должны быть достаточно сильными, в противном случае действие объекта на эстетическое чувство может быть настолько слабым, что не превосходит порога фиксации сознания, не осознается.

Второй, более важный, количественный принцип - «закон эстетической помощи или усиления» - указывал, что для эстетического чувства необходимо совместное действие отдельных эстетических впечатлений. Например, комбинация звуков и ритма в мелодии вызывает гораздо большее эстетическое удовольствие, чем то, что возникло бы от простой суммы впечатлений от восприятия звука и ритма в отдельности. Третий - качественный принцип, сформулированный Г. Т. Фехнером, представлял собой эстетический принцип «единства в соединении многообразного» в его психологической интерпретации. Фехнер утверждал, что эстетическое чувство нуждается в смене впечатлений, которые должны не сменять друг друга беспорядочно, но быть связаны общими принципами. Так, например, если в архитектурном произведении присутствует постоянная смена форм, это не вызывает эстетического удовольствия. Однако подобная же смена форм при последовательном формировании определенного стиля оказывается для зрителя предпочтительной и предстает как единство в многообразии. С данным принципом неразрывно связан и качественный «принцип отсутствия противоречий, или принцип истины, правдоподобия», из которого следует, что при восприятии одной и той же вещи при двух или более признаках, вызывающих различные представления, чувство эстетического удовольствия возникает лишь при осознании отсутствия противоречий в последних [6, s. 288-375].

Самым важным с точки зрения синестезии и при этом наиболее оригинальным является принцип «эстетических ассоциаций», который выявляет важное различение. Фехнер отмечал, что при восприятии вещи, вызывающей эстетическое удовольствие, одновременно действуют два различных фактора: внешний и внутренний. По мнению Фехнера, к внешнему фактору относятся те свойства вещи, которые определяют ее объективный фактор эстетического впечатления, например, форму, линии, цвет и т. д. К внутреннему - все, что накоплено на основе личного опыта, то, что составляет восприятие этого объекта. Взаимодействуя друг с другом, эти два фактора составляют единое целое. Именно эти представления и образуют ассоциативный фактор эстетического удовольствия, или явление синестезии.

Эстетическое впечатление от любого объекта, по мнению Фехнера, формируется из множества сливающихся с объектом «воспроизведенных представлений». Например, апельсин нравится нам благодаря не только своей форме и золотистому цвету (прямой фактор), но и благодаря соответствующим ассоциациям с освежающим вкусом, сочностью, особым ароматом и т. д. Фехнер подчеркивал, что именно ассоциативный фактор вливает силу, волнение, страсть в восприятие предмета, вызывающего у нас эстетическое чувство и эстетическую оценку. Именно первичные впечатления выступают своеобразными носителями эстетического значения, и лишь благодаря сопутствующим ассоциациям создаются и тот субъективный смысл, и та специфическая экспрессия, которые получают воплощение в образе восприятия. Таким образом, ассоциативный фактор, имея отношение к внутреннему содержанию эстетического восприятия, выполняет своеобразную интегрирующую функцию, соединяя в себе значение и экспрессию, объединяя различные уровни психики. Необходимо отметить, что именно это описание значимости ассоциативного фактора при восприятии объектов в точности соответствует современным описаниям роли и особенностям функционирования синестезии в художественной культуре.

При этом воспоминание в эстетическом опыте, по мнению Фехнера, выражает не только «рациональные» знания об эстетическом объекте, но и способно к воспроизведению соответствующих переживаний, дающих субъекту возможность предчувствовать, предвосхищать в объекте восприятия определенное эстетическое содержание. Таким образом, принцип ассоциаций, обусловливая эмоциональную окраску вещи и ее эстетическое значение, определяет и содержание эстетического удовольствия. Подчеркивая важность принципа ассоциаций, Фехнер утверждал, что на нем «зиждется половина его эстетики» [4, с. 203].

Вклад Фехнера в формирование основ экспериментальной эстетики заключается не только в результатах его экспериментов, изучении пропорций и соотношений. В «Преддверие эстетики» вошли также рассуждения Фехнера о содержании и форме в искусстве, о принципе «эстетического контраста», об искусстве и природе; кроме того, ему удалось установить эстетическую закономерность, названную позднее в гештальтпсихологии законом прегнантности: тенденции воспринимаемого образа принимать наиболее простую, законченную или так называемую «хорошую» форму.

Фехнер отмечал, что эстетическое впечатление зависит от степени наслаждения, которое вызывает конкретный эстетический объект, при этом эстетическое воздействие объекта обусловливается сложными формальными соотношениями между элементами стимульной конфигурации. Данную закономерность Фехнер описывает как гармонию - ключевое понятие в «Преддверии эстетики», рассматривая ее как процесс, выражающий закон стремления любой системы к достижению состояния стабильности и равновесия1.

Исследования Фехнера послужили основой для дальнейших поисков во многих направлениях эстетики. Надо отметить, что экспериментальные методики Фехнера сохраняют актуальность до настоящего времени. Круг элементов, которые исследовались изначально как первичные атомы эстетической формы, постепенно расширялся, изучались все более сложные сочетания и комбинации этих элементов, комбинации геометрических фигур, цветов и звуков. Важно подчеркнуть, что сегодня подобные эксперименты могут быть отнесены к изучению проблемы синестезии в сфере эстетики. В России это эстетико-позитивистское направление связано с работами И. Догеля, В. Вельямовича, Л. Оболенского, В. Савича и др. Представления Фехнера о природе возникновения эстетического впечатления получили развитие в работах К. Валентайна и Г. Гельмгольца. Интерес представляют попытки Д. В. Паркера выявить объективные закономерности формирования логики эстетической формы, свести общие, наиболее характерные особенности эстетической формы к простейшим принципам. Большую значимость имеют попытки психологического анализа эстетического наслаждения, например, теория вчувствования Т. Липпса и И. Фолькельта [4, с. 207].

Начиная со второй половины ХХ в. роль экспериментальной эстетики постоянно возрастала. Появились многочисленные новые концептуальные и теоретические подходы, а также практические методики, в которых используются понятия и методы точных наук, новейшие информационные технологии сбора и анализа художественной информации. Подобные тенденции были связаны с попытками получить объективную оценочную информацию об эстетическом и художественном содержании произведений искусства, а также со стремлением преодолеть разрыв между массовой и элитарной культурой.

На рубеже ХХ-XXI вв. среди отечественных ученых наиболее значительный вклад в развитие экспериментальной эстетики внес Б.М. Галлеев (1940-2009). Возглавляя с 1994 г. Научно-исследовательский институт экспериментальной эстетики «Прометей», сотрудничавший с Казанским государственным техническим университетом им. А. Н. Туполева и Академией наук Республики Татарстан, Галеев развивал следующие направления экспериментальной эстетики:
• дальнейшая теоретическая разработка предложенной М. С. Каганом, а позднее - Галеевым «периодической системы искусств», анализ прогностических тенденций развития данной системы;
• прогнозирование развития современного искусства средствами самого искусства;
• исследование процесса технизации и компьютеризации современной художественной культуры;
• изучение философского и психологического факторов системных взаимодействий в искусстве на основе синестезии как специфической формы невербального мышления;
• изучение таких прикладных направлений экспериментальной эстетики, как анализ ассоциативного восприятия гравитации в музыкальном искусстве, а также раскрытие возможных взаимодействий между национальным мелосом и национальным орнаментом [1, с. 18].

Экспериментальная эстетика сегодня приобретает все большую значимость в сфере психологии искусства и в общей психологии. Возрастает значение экспериментальной эстетики и в решении многообразных прикладных проблем, таких как формулировка художественных задач в сфере образования и культуры, вопросы применения цвета и музыки в промышленности и бизнесе. Особыми областями применения экспериментальной эстетики стали эффективная реклама, дизайн в промышленной сфере, дизайн интерьера, ландшафтный дизайн, дизайн моды и, безусловно, веб-дизайн. Перечисленные области применения экспериментальной эстетики открывают также широкие возможности для изучения данного направления в рамках образовательного процесса в гуманитарных вузах.

На протяжении семи лет на факультетах культуры и искусств СПб ГУП в рамках дисциплины «Психология и педагогика» преподавателями и студентами (специальности «Музыкальная звукорежиссура» и «Современные мультимедиа технологии») проводились научные эксперименты, направленные на изучение наиболее перспективных направлений экспериментальной эстетики. Основу данных экспериментов составили исследования явлений синестезии и синтеза искусств, включая методы музыкальных импровизаций, графического и живописного отображения музыки, психологические методы исследования синестезии. Наибольший интерес представляют три взаимосвязанные друг с другом направления: музыкальная композиция методом рисования (с применением электронных и компьютерных технических средств); вероятностные аспекты музыкальных синестезий (математическая модель представления синестетических соответствий); многомерная трактовка музыкального звука (основы этой методики были разработаны в середине XX в. О. Мессианом и его учениками). Данные исследования затрагивают актуальные проблемы музыкальной теории и практики, имеющие непосредственное отношение к синестезии [5, с. 134].

За последние годы становится очевидным, что применение таких инновационных методов, как синтез искусств в гуманитарном образовании открывает широкие возможности для формирования новых направлений в сфере эстетики и педагогики. Данные разработки носят междисциплинарный характер и включают научные исследования, а также лабораторные эксперименты, направленные на анализ многообразных проявлений синтетического мышления в сфере культуры: в языке, музыке, поэзии, пластике и других видах традиционных искусств, включая синтетические. Подобные практические занятия могут быть названы лабораторией экспериментальной эстетики, где студенты вместе с преподавателями не только проводят научные исследования и разработки в области синестезии, лежащей в основе синтеза искусств, но также могут принимать участие и в прогнозировании появления новых видов искусства. Проблема прогнозирования появления и развития новых видов искусства была обозначена М. С. Каганом и Б. М. Галеевым, при этом каждый из них создал свою видовую таблицу традиционных искусств, использующих природные средства аудиовизуальной коммуникации, и таблицу «расширенной» системы искусств, использующих искусственные средства аудиовизуальной коммуникации [5, с. 135].

Исследованиям в области формирования новых видов искусства посвятил свои поиски художник В. Кандинский, рассматривавшийвопросы теории нового искусства, необходимости применения научно-экспериментального подхода к изучению феномена синтетического искусства, а также вопросы взаимосвязи искусства, философии и науки [3].

Опираясь на опыт В. Кандинского в области исследования синтетических форм искусства, в сфере современной экспериментальной эстетики можно обозначить как наиболее актуальные следующие направления:
• изучение законов гармонии в различных направлениях искусства;
• изучение законов гармоничных сочетаний элементов, составляющих синтетическое целое нового произведения искусства;
• изучение подчинения отдельных элементов и конструктивного начала композиционному замыслу - изучение «пластической идеи» произведения искусства.

Таким образом, рассмотренные попытки применения синестетических методик анализа художественных произведений, основанных на понимании синестезии как важнейшего компонента художественной системы в целом и одного из главных принципов эстетического мышления, позволяют уточнить представления современной науки о феномене синестезии, а также ввести синестетический ракурс анализа художественных произведений как необходимую составляющую объективной оценки эстетической значимости произведений искусства.

Подводя итоги, важно отметить, что практические исследования феномена синестезии и синтеза искусств необходимо проводить совместно с развитием теоретических положений современной эстетики. Так, применение методов синестезии и синтеза искусств дает возможность изучить, в чем заключается эстетическая и художественная значимость произведения искусства, каково психологическое воздействие данного произведения на зрителя, каковы особенности авторской и зрительской интерпретации указанного произведения.

Современные исследования в области эстетики следует направить на изучение общих законов гармонии в разных направлениях искусства, эстетического содержания и эстетической значимости произведения искусства, психологических особенностей восприятия произведений искусства, а также исследование тенденций развития современного искусства во всех его видах и формах.

Список литературы

1. Ванечкина И. Л. Булат Галеев - теоретик и практик новых форм аудиовизуального синтеза // Галеевские чт.: материалы междунар. науч.-практ. конф. («Прометей» - 2012), 6-8 апреля 2012 года. - Казань: Изд-во Казанского гос. технич. ун-та им. А.Н.Туполева, 2012.
2. Галеев Б. М. Проблема синестезии в эстетике / Современный Лаокоон: эстетические проблемы синестезии. - М.: Изд-во МГУ, 1992.
3. Кандинский В. В. О духовном в искусстве (живопись). - Л.: Ленингр. галерея, 1990.
4. Липов А. Н. Проблемы искусства в западной психологической эстетике конца XIX начала XX в. / Эстетика: вчера, сегодня, всегда. - М.: ЦОП Ин-та философии РАН, 2002.
5. Московская С. В. Синестезия и синтез искусств как одна из проблем современной эстетики / Галеевские чт.: материалы междунар. науч.-практ. конф. («Прометей» - 2010), 2-6 окт. 2010 г. - Казань: Изд-во Казанского гос. технич. ун-та им. А.Н. Туполева, 2010.
6. Allesch С. G. Geschihte der psychologischen Asthetik. Von. - Zurich, 1987.
7. Fechner G. T. Vorschule der Asthetik. Bd. 1-2, Leipzig, 1871.

Примечания

1. Подробнее анализ эстетической концепции Г. Т. Фехнера см.: [4].


Источник — Вестник ЛГУ им. А.С. Пушкина, № Т. 2. № 2 (июль 2013)
Поделиться:
Рейтинг@Mail.ru