Е.В.Баркова Роль флористического дизайна в пространстве повседневности современной культуры: эстетические и экологические аспекты проблемы

barkova.jpg

Читать журнал


Рассматриваются актуальные проблемы современной эстетической культуры: эстети­зация среды, соотношение индивидуальных вкусов и моды, роль экологической эстетики в контексте оппозиции природы и цивилизации, естественного и искусственного. Вы­явлены новые аспекты взаимопроникновения теоретической и практической эстетики на материале такой практической сферы художественно-эстетической деятельности как флористика, мало изученной на уровне философских исследований. Рассмотрены взаимосвязи флористического дизайна и экологической эстетики в структуре культуры повседневности и роль эстетического вкуса в формировании эстетики пространствен­ной среды средствами флористического дизайна.

Ключевые слова: окружающая среда, природа, пространство искусственной среды, флористика, флорис­тическое искусство, флористический дизайн, флористический объект, экологическая эстетика, эстетический вкус, эстетическая культура, эстетика повседневности.

В настоящее время особенно остро звучат вопросы, связанные с проблемами экологического измерения концепций эс­тетизации предметной среды, оппозиций в них природного и искусственного. В свя­зи с этим представляется актуальным ос­мысление роли флористического дизайна в формировании эстетической культуры повседневности. В данной статье рассмат­риваются исторические и эстетические аспекты флористического дизайна, его культурно-смысловое содержание, а также исследуются современные тенденции раз­вития флористики и раскрываются причи­ны нового витка возрастания потребности в развитии флористического дизайна у современного человека. Новизна данной статьи заключается в том, что в контекс­те теории культуры и эстетики материал практической сферы такой художествен­но-эстетической деятельности, как фло­ристика, является мало изученным на уровне философских исследований.

Культуре повседневности в настоящее время присуще стремление к эстетизации формы привычных вещей. Дизайн пред­метной среды может рассматриваться не только как эстетически ориентированная проектная деятельность по конструирова­нию окружающего человека пространства, но и как культурное осваивание окружаю­щей среды, придание ей особого челове­ческого измерения.

Повседневность, понимаемая как еже­дневная бытовая рутинность, отчужден­ная от человека как личности, безучастна к его творчеству, поиску счастья и свободы [1, с. 18–19; 6, с. 198]. Через создание эсте­тически значимых форм современный че­ловек стремится эстетически обозначить свое пространство в повседневном бытии, придать ему такие формы, с которыми он не взаимодействовал бы, а общался и чувствовал себя свободным и творческим субъектом. И здесь на первый план выдви­гается категория эстетического вкуса как проявления ценностного сознания и изби­рательного отношения к дизайну предмет­ной среды. Под влиянием проникновения вкуса в пространство повседневной сре­ды ее объекты приобретают культурную значимость, становятся предметом эсте­тически ориентированной дизайнерской деятельности, а это «...есть способ преодо­ления дистанции между метафизикой бы­тия и неустранимой будничной необходи­мостью бытования» [7, с. 8].

Современный ритм жизни городского жителя, технизированная повседневность его быта делает все острее потребность общения человека с миром красоты в ес­тественной природной среде, а также уве­личивает пространство взаимодействия с природой посредством создания подобия, иллюзии, а порой и искусственной подде­лки, внедряя островок живой природы в пространство жилой среды. Эстетизация повседневного пространства жилой среды является частью экологической эстетики, понимаемой как «философия гармонии между человеком и природой в контексте культуры» [8, с. 283]. Созерцание красоты природы пробуждает в человеке не только эстетические, но и нравственные чувства: «непосредственный интерес к красоте приро­ды (не только наличие вкуса, чтобы судить о ней) всегда служит признаком доброй души и что, если этот интерес привычен, он указывает, во всяком случае, на благо­приятную для морального чувства душев­ную настроенность в тех случаях, когда сочетается со склонностью к созерцанию природы» [3, с. 171].

Одной из современных форм проник­новения эстетического образа природы в среду повседневности является флористи­ческий дизайн. Эта деятельность в своей основе содержит принципы флористики как направления декоративно-прикладно­го искусства, но в то же время она придает концепциям дизайна пространственной среды экологическое и нравственное из­мерение. Хотя флористика и флористичес­кий дизайн используют живые растения и природные материалы, сама природа, в отличие от искусства, «не является органи­ческой частью художественной традиции, но она вписана в определенный культур­ный контекст», следовательно «способ­ность к отбору, эстетический вкус имеют решающее значение при определении ее эстетичности» [8, с. 245].

С незапамятных времен цветы служи­ли одним из лучших средств выражения человеческих чувств повседневной жиз­ни, традиционно несли в себе не только эстетические эмоции, но и осуществляли некую связь с миром прекрасного, служи­ли источником вдохновения, творческих идей и душевного равновесия: «Привле­кательное в красоте природы, так часто встречающееся как бы слитым с прекрас­ной формой <...> как бы служит языком, которым природа говорит с нами и в кото­ром как будто заключен высший смысл» [3, с. 174–175].

В настоящее время потребность в но­вых эстетических и одновременно эколо­гически ориентированных формах орга­низации пространства обуславливает все большее распространение флористики и флористического дизайна. Живые рас­тения и цветы могут служить не только эстетическим средством символического «очерчивания» жизненного пространства человека в повседневном и будничном, но и средством «оживления» жилой и вместе с тем технизированной среды.

В современной культуре объекты фло­ристики и флористического дизайна пред­ставляют собой мир природных и вместе с тем рукотворных вещей. Цветочная ком­позиция, составленная с учетом индиви­дуальных вкусов, личностных особеннос­тей и пожеланий, способна открыть душу того, кому она предназначена, а любой скромный или лаконичный интерьер не­узнаваемо преображается благодаря цве­там и искусно интегрированным в него природным материалам, превращается в интересный для прочтения и интерпрета­ций текст. В системе видов и жанров искус­ства флористика – цветочная аранжировка классифицируется как жанр декоративно- прикладного искусства – один из видов визуального искусства, в котором худож­ник в качестве основных средств вырази­тельности использует не краски, а цветы и природные материалы. Эмоциональное воздействие цветов, их форма, цвет, запах закодированы в смысловой символике и используются в создании особого смысло­вого кода, соответствующего определен­ной культурной традиции. Современная флористика включает в себя традиции европейской цветочной аранжировки, а также наследие восточных искусств со­ставления цветочных композиций. Вместе с тем искусство составления композиции проявляет себя не только в мастерстве фи­лигранного технического исполнения, но и уважительном отношении к раститель­ному материалу, гарантирующем их жиз­необеспечение и тем самым сохраняющем эстетический вид растений. Таким обра­зом, специфической особенностью флорис­тического дизайна является единство его утилитарных и эстетических принципов.

Внесение растительных элементов в пространство жилой среды оказывает влияние на психоэмоциональное состо­яние человека, поскольку растительные и цветочные ароматы, запахи свежести и первозданной природной чистоты несут в себе символическое содержание, вызы­вая культурную ассоциацию с образом райского сада. Аромат цветов дополняет те эстетические впечатления, которые мы получаем через зрение и слух – основные каналы получения эстетической информа­ции. Находясь «между» природой и куль­турой «...запахи и ароматы, как предельно эластичная культурная модель, каждый раз получают новое символическое напол­нение в зависимости от требований мо­мента» [2, с. 12].

Например, когда во второй полови­не XIX века в Европе появляется мода на гостиную-оранжерею, в ней значительное место отводится цветам с тонким, но ярким ароматом: гардениям, жасмину, розам: «Цве­ты постепенно завоевывают дом, уже не до­вольствуясь туалетным столиком, который до сих пор был единственным отведенным для них местом. Они цветут в декоративных кадках, между оконными рамами, в наполь­ных вазах. Законодатели изящного отдают предпочтение розам, жасмину, ландышам, резеде и фиалкам» [4, с. 394].

Домашние сады и комнатные оран­жереи становятся объектами цветочной моды, а растущие в них растения – сим­волическими показателями социального статуса и даже маркерами вкуса. Так, на­пример, фикус в России в XIX веке из ста­тусного растения постепенно превратился в знак мещанства и непритязательного вкуса.

Несмотря на особенности климата, в России со второй трети XVIII века воз­никает новая культурно-бытовая тради­ция – любить и ухаживать за комнатными цветами и растениями, ценить радость об­щения с природой в повседневном быту в суровых условиях северной зимы. Таким образом, с распространением в 30-х годах XIX века стиля бидермейер в России рас­пространяется и охватывает все слои об­щества новая цветочная мода: обилие рас­тений на полу, у окон, зеленые изгороди и жардиньерки, увитые плющом. Растения в доме становятся символом тепла и уюта, а в зимнее время своеобразной экологи­ческой нишей: «во второй четверти XIX века зелень меняет сам принцип своего существования в интерьерах. Она уже не является дополнением к меблировке, а становится активным элементом в убранс­тве внутренних помещений. Особую по­пулярность в 20–30-х годах XIX века при­обретают вьющиеся комнатные цветы и растения. Интерьеры жилых помещений в модном стиле в этот период украшают трельяжи из вьющихся растений, напо­минающие зеленые изгороди или ширмы, которые отделяют небольшую часть поме­щения, образуя некие интимные уголки» [1, с. 164–165].

Осваивая небольшие замкнутые про­странства, садовники пытались соперни­чать с природой, создавая зону с живыми растениями с учетом эстетики помещения так, чтобы усилить эстетическое впечатле­ние: «В Петербурге встречались помеще­ния, где целые стены, облицованные под “дикий камень”, покрывались растениями, а горшки прятались в расщелинах стены, имитируя красоты живой природы» [1, с. 172–173].

Чтобы сохранить экзотические расте­ния зимой в суровом петербургском кли­мате, иной раз использовались неверо­ятные изобретения. Например, для того чтобы сохранить зимой сад из померан­цевых деревьев в Петергофе на Царицы­ном острове: «Над внутренним садиком и перголой сада на острове на зимнее время собиралась оранжерея из застекленных щитов. Она отапливалась печами, нахо­дившимися ниже уровня “пола”, которые каждую осень раскрывались во внутрен­нем садике, а на лето закрывались землей. Именно в этой оранжерее сохранялись померанцевые деревья и, кроме того, как свидетельствуют документы, – виноград и плющ» [9].

Цветы могли преобразить самый скром­ный интерьер и часто использовались как способ декорирования бедных или тесных помещений, позволяя создать своим вла­дельцам необходимый уют, а иногда помо­гали восстановить душевное равновесие, создавали условия для творчества: «Ли­шенная всякой роскоши полупустая квар­тира В.Г. Белинского (1811–1848) благодаря цветам, страстным любителем которых он был, превратилась в цветущий сад. Цветы делали Белинского совершенно счастли­вым» [1, с. 175–176].

Изучая историю бытования флорис­тического оформления в России, иссле­дователи отмечают особую любовь к цве­там. Пытаясь объяснить причины такого страстного увлечения цветами особен­ностями климата и коротким летом, они так или иначе приходят к выводу, что: «Привязанность русских к цветам вообще не была просто модой. Это была именно любовь, передававшаяся из поколения в поколение, от дедов к внукам и далее до сегодняшних поколений» [1, с. 195–196].

Современная флористика, как вид де­коративно-прикладного искусства, обра­щена к чувствам и эмоциям человека. В контексте эстетического и экологического измерения она бережно хранит традиции гуманного отношения к цветам и рас­тениям, воспитывает ответственность к объектам живой природы, даже если они выращены руками человека в условиях искусственной среды. В основе методов современного флористического дизайна лежит художественное конструирование и проектирование, которое предполагает создание концепций экологически ори­ентированной стилизации в оформлении жилых, офисных, коммерческих помеще­ний живыми растениями и природными материалами: проектирование единого ансамбля особой экологической среды, где интеграция различных флористических объектов учитывает общее решение про­странства и отдельные его особенности.

Развитие современной флористики тесно связано с общими тенденциями дизайна, популярными стилями, направлениями в современном искусстве и пов­седневной «эстетике существования», где «эстетическая форма неотделима от интер­претационно-творческого процесса» [10, с. 215]. Одно из перспективных направлений флористического дизайна – соединение в композициях и интерьерах живых расти­тельных элементов и современных искус­ственных синтетических материалов – по­пытка создания хрупкой гармонии между миром живой природы и артефактами тех­низированной цивилизации. Вместе с тем в настоящее время наблюдается и другая тенденция, которая обращена к идее, что цветы наиболее прекрасны в естествен­ных условиях, и поэтому в пространстве искусственной среды надо следовать гар­моничной эстетике естественной приро­ды. Стремление подражать естественнос­ти определяет цветы и цветовую палитру, преобладание в ней оттенков и фактур природных ландшафтов. Еще одна тенден­ция предполагает обращение к истории создания домашних садов и оранжерей, что помогает воплощать оригинальные идеи стилизации в духе винтажных обра­зов, воспроизводящих атмосферу былых художественных стилей и культурных эпох, – иногда такие композиции подобны театральным декорациям.

Флорист становится как бы посредни­ком между людьми, испытывающими пот­ребность в эстетизации и гармонизации пространства повседневности, и живыми растениями, нуждающимися в создании определенных условий своего жизнеобес­печения. В своей творческой деятельности он опирается на собственный эстетичес­кий, художественный вкус, который позво­ляет ему сочетать разнообразные материа­лы, актуальные направления, тенденции, тренды и глубокое знание культурных традиций. В эпоху всеобщей глобализа­ции флористика в каждой отдельной ком­позиции сохраняет черты самобытности, присущей конкретной нации, но вместе с тем заимствует некоторые черты, прису­щие другим культурам. Так, в настоящее время традиции европейской цветочной аранжировки тесно переплелись с неко­торыми тенденциями, заимствованными из восточных искусств составления цвето­чных композиций. Кроме того, некоторые авторы отмечают, что «поиск оптимальных эколого-эстетических решений побуждает сопоставлять западные и восточные при­нципы гармонизации отношений между человеком и окружающей средой», пос­кольку, например, «дзен-буддизм подчер­кивает самоценность природы: человек не является ее хозяином, его отношение к ок­ружающей среде – незаинтересованно-эстетическое» [8, с. 283]. Существует мнение, что по этой причине именно на Востоке зародилась эстетическая экология.

Хочется верить, что, соединив вос­точные и западные подходы к проблеме взаимоотношения природы и культуры, возможно создание новой модели отно­шения к природе в глобальном масштабе. Флористика как вид искусства близка по мироощущению к традициям восточной философии искусства. Творимые ею смыс­лы открывают возможность созерцать от­кровение природы и вместе с тем играть с пространством повседневности, искать и находить в нем новые смыслы, забытые за суетой обыденности. Таким образом, организуя свое жизненное пространство, человек воспроизводит в нем устоявшие­ся в данной культуре ценности, символы, традиционные схемы и образы, и одно­временно в нем он трансформирует свое переживание отдельных граней мироуст­ройства, сиюминутного и вечного в эсте­тические установки, которые посредством эстетического вкуса находят свое отраже­ние в творимой им эстетике предметной среды. Эстетический и художественный вкус способен превратить повседневную деятельность, направленную на получе­ние эстетического удовольствия от обще­ния с миром «природного» прекрасного, в искусство, остановить, выделить и зафик­сировать нечто важное в ускользающем и быстротекущем мире.

В настоящей реальности повседневной жизни искусство флористики призвано нести свет и радость, положительные эмо­ции. Возможно, в будущем растения ста­нут играть гораздо более значимую роль, чем теперь, и флористика как вид повсед­невной деятельности займет достойное место в социокультурной практике. Ка­кими будут интерьеры будущего и какие растения будут выращивать в них люди через сто лет или уже завтра? В настоящее время генная инженерия открыла прак­тически неограниченные возможности в проектировании внешнего вида растений по сравнению с их «дикими» предками. Многообразие сортов самой изысканной и причудливой формы, фактуры, сочетания окраски листьев, цветов, плодов, ароматов растений дает, в свою очередь, неограни­ченные возможности для реализации са­мых неожиданных творческих проектов. С точки зрения экологии пространства новые «обитатели» жилой среды будут так­же более устойчивыми к ее неблагоприятным факторам (таким как недостаток света и влаги), позволяя воплощать самые сме­лые дизайнерские проекты в тех услови­ях, в которых ранее это было невозможно. Современные системы жизнеобеспечения растений, управляемые современными компьютерами, позволяют поддерживать необходимые условия для жизни без учас­тия человека и в любой момент времени из любой точки земного шара осуществлять контроль состояния «зеленых обитате­лей» помещений. Впрочем, необязательно зеленых, так как ученые прогнозируют, что в недалеком будущем появятся рас­тения, изменяющие свой цвет и аромат в зависимости от предпочтений заказчика, а также обладающие необычным флуорес­центным свечением. Флуоресцирующие белки уже сейчас синтезируются из самых разных организмов: глубоководных рыб, бактерий, грибов. Эти вещества светятся, если на них попадают лучи определенного цвета, вызывая голубое, желтое, салато­во-зеленое и даже красное свечение. Гены флуоресцирующего зеленого белка уже «вживлены» во многие растения, которые действительно начинают ярко светиться при определенной подсветке. Пока эти растения можно встретить только в спе­циализированных научных лаборатори­ях, но есть прогнозы, что вскоре их можно будет наблюдать в витринах магазинов, офисах и жилых помещениях. Каким об­разом эти изменения отразятся на нашем чувстве прекрасного в природе и эстети­ческом вкусе по отношению к ней? С каких позиций мы будем оценивать природную и привнесенную красоту? Как будут изме­няться наши эстетические идеалы и что для нас будет значить оппозиция «природ­ное – искусственное»?

На философском уровне искусство фло­ристики интегрирует аксиологические аспекты эстетических феноменов окру­жающей среды в некую концептуальную философскую модель эстетики природы, в которой прослеживаются соотношение экологической эстетики и философии ис­кусства, специфика ценностного отноше­ния к эстетическому, прекрасному. Разви­вая эстетический вкус, чувство гармонии и меры, искусство флористики как вид эсте­тической деятельности способствует реше­нию комплексной проблемы воспитания личности, поскольку искусство является одним из наиболее действенных средств приобщения человека к общечеловечес­ким культурным и духовным ценностям через индивидуальное эмоциональное внутреннее переживание эстетического и нравственного. Эстетический вкус играет важную роль при комплексном художест­венном проектировании среды, помогая сохранить баланс между миром природы и пространством культуры современнос­ти. Таким образом, флористический ди­зайн в контексте экологической эстетики включается в новую систему ценностей, установок, предпочтений, этикета, пове­денческих норм, оправданных в социаль­ном, культурологическом, эстетическом и экологическом отношении.

Список литературы:

[1] Басманова Э.Б. »И Флора уронила к ним цветок...»: цветочные традиции и цветочный этикет в час­тной и общественной жизни России XVIII– начала XXвека. – М.: Новый хронограф, 2010. – 432 с.

[2] Вайнштейн О. Грамматика ароматов / Ароматы и запахи в культуре. Книга 1. – М., 2003. – С. 5–12.

[3] Кант И. Критика способности суждения – М.: Искусство, 1994. – 367 с.

[4] Корбен А. Миазм и нарцисс / Ароматы и запахи в культуре. Книга 1 / Сост. О.Б. Вайнштейн. – М.: Новое литературное обозрение, 2003. – С. 322–435.

[5] Лелеко В.Д. Пространство повседневности в европейской культуре. – СПб.: Изд-во СПб госунивер­ситета культуры и искусств, 2002. – 320 с.

[6] Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства (XVIII– начало XIXвека). – СПб., 1996. – 399 с.

[7] Лола Г.Н. Дизайн-код: культура креатива. – СПб.: Элмор, 2011. – 140 с.

[8] Маньковская Н.Б. Эстетика постмодернизма. – СПб.: Алетейя, 2000. – 347 с.

[9] Пащинская И. Царицын остров в Петергофе – остров мечты // Сады и время. 5000 лет ландшафтно­го искусства. – Интернет-ресурс. Режим доступа: http://www.gardenhistory.ru (11.07.2013)

[10] Устюгова Е.Н. Стиль и культура: Опыт построения общей теории стиля. – СПб.: Изд. Санкт-Петер­бургского университета, 2003. – 260 с.


Источник — Общество. Среда. Развитие (Terra Humana), № 4 (декабрь 2013)
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ@Mail.ru