Александр Запесоцкий: Почему я – не Сharlie Hebdo или Cвобода глумления над верующими как главная ценность Евросоюза

Читать газету


Во Франции убиты 12 человек. Трое террористов в масках ворвались в офис парижского журнала Charlie Hebdo и с криками «Аллах акбар» перестреляли всех, кого там застали. Трагедия? - Безусловно. Человеческая жизнь бесценна. Узнавшие о случившемся не могут не сопереживать. Лично я – в их числе. Терроризму оправдания нет. И точка. Здесь обсуждать нечего.

Обсудить хочется другое: почему далеко не все рвутся писать в интернете: «Я тоже Charlie»? Почему, сочувствуя жертвам, не одобряют редакционную политику журнала? Похоже, здесь не все так однозначно: официальным истеблишментом Charlie Hebdo вознесен до небес, мэрия Парижа собирается провозгласить издание почетным гражданином города, а мои французские друзья-интеллектуалы говорят о журнале с осуждением и брезгливостью.

На волне трагедии Charlie Hebdo провозглашен символом свободы слова. Свободы чего? Какого слова? Журнал известен только тем, что с 2006 года систематически глумится над религиозными чувствами мусульман, устраивая скандал за скандалом. Сначала перепечатываются карикатуры на пророка Мухаммеда, затем публикуется серия собственных карикатур, далее - комикс о жизни пророка. На обложке одного из номеров - мусульманин в инвалидном кресле, которого везет иудей и т.д.

И все это – во Франции, наэлектризованной межконфессиональными проблемами. Многотысячные протесты верующих игнорируются, будто бы свобода слова только и предназначена для безнаказанного издевательства над людьми. Между тем, в мусульманской традиции оскорбление пророка – самое чудовищное преступление, караемое смертью. Зачем же журнал это делает - во имя популярности, тиражей и прибылей?

Цивилизованные попытки прекратить безобразие провалились: главный редактор журнала Филипп Валь в 2007 году оказался под судом, но был оправдан. Что, во французском законодательстве недостаточно положений, защищающих права верующих, не допускающих разжигание религиозной розни? Не знаю, что чувствует сегодня редактор, что чувствует вставший на его сторону судья, но у многих думающих людей во Франции и такая «свобода слова», и такое «правосудие» вызывают непонимание.

Лично меня тупость и дикость западных СМИ, оскорблявших религиозные чувства мусульман, поразила сразу, как только это началось. Первые же карикатуры, опубликованные в Дании, шокировали, развеяли остатки иллюзий по поводу особой «культурности» Западной Европы. Подумалось тогда, что свобода – привилегия ответственных людей, что что-то неладно в датском королевстве. Теперь я думаю, что это – сознательная политика. Запад разжигает войну со всеми, кого считает не Западом.

Главный редактор популярного немецкого журнала «Titanic» Тим Вольф заявил, что сатирик должен быть лишен страха, что он имеет право осмеять любого: «В этом вся суть сатиры и профессии сатирика». – Что ж, смело. Но нужно подумать, прежде чем аплодировать. Сатирик, конечно, имеет много прав. Только не право быть идиотом или подлецом. Кроме того объект сатиры тоже имеет кое-какие права. Например, право не подвергаться оскорблениям, право на человеческое достоинство, на свою религию и святыни. И суть профессии сатирика совсем в ином. В том, чтобы защищать добро и противостоять злу, чтобы делать мир лучше.

Видимо, крупные мыслители современного Востока не зря говорят в последнее время об исторической незрелости и опасности Западной цивилизации. Ее апологеты сравнительно недавно жарили на вертелах христианских младенцев на ужин, захватив Константинополь, почти вчера сжигали сограждан на кострах за отрицание Христа. Еще печи Дахау и Освенцима не остыли от фашистских шабашей, а Евросоюз уже признает нормой факельные шествия в Киеве. Теперь западные лидеры заявляют, что оскорбления пророка Мухаммеда – это и есть свобода слова, главная ценность Евросоюза. Да еще провозглашают себя носителями высочайших нравственных стандартов, учителями для всего остального человечества.

Убереги Боже от таких учителей! Чего стоит свобода слова сама по себе, оторванная от служения обществу и человеку, лишенная порядочности, гуманности, ответственности? Не она ли оборачивается дикостью, воскрешая в незрелых и воспаленных умах право на самосуд? Может быть, западному обществу еще только предстоит найти баланс, равновесие между различными правами человека, как и баланс между его различными обязанностями. Еще только предстоит обрести мудрость и ответственность.

Не думаю, что французским террористам было на роду написано стать убийцами. Но с ними хорошенько поработали. И карикатуристы из Charlie – не в последнюю очередь. Нет, они не провоцировали террористов. Они создавали для терроризма питательную почву, содействовали воспитанию убийц. Charlie помогал раскручивать спираль зла.

Думаю, проблема еще и в том, что Запад не случайно сегодня поднял свободы журналистов выше всех прочих свобод, а самих журналистов – выше всех прочих граждан. Его СМИ – удивительная машина по насаждению единомыслия, уникальный инструмент манипулирования сознанием людей. Свобода слова в этой ситуации становится свободой лжи - в интересах тех, кто ситуацию контролирует. Вот это и есть на самом деле главная ценность Евросоюза и патронирующих их США: возможность безнаказанно лгать, проводя нечистоплотную политику. И лгут, не зная стыда, абсолютно про все. Про Ирак и Югославию, Россию и Украину, про Сирию, про Ливию. Да про что только не лгут!

…Тела жертв еще не преданы земле, а на трагедии, как у них принято, уже зарабатывают. Журнал получил первые 500 тысяч евро пожертвований от доброжелателей на продолжение деятельности. В ближайшее время тираж будет увеличен от 60 тысяч до миллиона экземпляров. Самым европейским европейцем оказался знаменитый сиделец Ходорковский, призвавший немедленно публиковать карикатуры на пророка все журналистское сообщество. Дескать, кто завтра не опубликует, тот и вовсе не журналист. – Тонко чувствует человек своих хозяев. Да и «Show must go on».

Но зло рождает только зло. Пророк Мухаммед – это действительно смешно? Тогда и страдания Иисуса Христа на кресте – тоже смешно, чем не сюжет для комиксов? Может быть, в следующем номере журнал над своими сотрудниками, погибающими под пулями, посмеется?...

Нет, каждый из нас должен носить в душе что-то совсем иное: частичку Мухаммеда и частичку Христа, боль за людей, страдающих от зверств террористов. Вот почему я не хочу быть «тоже Charlie». Категорически – нет.


Источник — kp.ru (от 09 января 2015)
Поделиться:
Рейтинг@Mail.ru