Ректор СПбГУП Александр Запесоцкий: «Студенту важно понимать — успех приходит через трудолюбие и дисциплину»

Читать интервью


- Александр Сергеевич вы, по-моему, лет двадцать пять руководите Санкт-Петербургским Гуманитарным университетом профсоюзов? С 91-го года?

- Осенью исполнится 25 лет.

- Казалось бы, можно уже успокоиться, утихомириться, вуз работает хорошо, проблем с набором нет, проблем с трудоустройством студентов нет. Мало того, Александр Сергеевич, вы еще и колумнист «Комсомольской правды».

- Уже больше года, между прочим.

- Александр Сергеевич, последняя история, связанная с вашим вузом, попавшая в новости - это когда вы запретили студентам выставлять фотографии в неглиже в социальных сетях. До этого, помню, у вас были драконовские правила по опозданиям на занятия и по пропуску занятий. И вообще, вы держите студентов в ежовых рукавицах, что достаточно странно. Как правило, к студентам относятся, мягко говоря, лояльно, потому что они приносят деньги....

- Мы очень редко что-то запрещаем. И, как правило, если мы принимаем строгие меры, у нас на этот счет уже есть общественное мнение в вузе. То есть, как правило, студенческий актив (у нас сильный профком, сильный студсовет) поставил вопросы перед администрацией. Люди говорят: вот то-то и то-то происходит неправильно, давайте мы примем меры.

- Например?

- В 2005 году мы отчислили одну студентку, которая ругалась матом в интернете. Девушка была на занятии ни много, ни мало у лауреата Венецианского фестиваля, он ей трижды сделал замечание (разговаривала с подругой), а она не обращала на профессора внимание. Тогда преподаватель попросил ее выйти. Студентка пошла в общежитие, вошла в интернет и стала крыть педагога матом. И тогда студенты пришли в деканат и сказали: этот преподаватель для нас уважаем, мы у него учимся, мы его боготворим, а эта студентка ведет себя неправильно, мы бы не хотели, чтобы кто-то нашего преподавателя оскорблял. Мы пригласили виновницу на ученый совет побеседовать. Она заявила: я имею право ругаться матом, это свобода слова. Шукшин ругался матом, Пушкин ругался матом.

- То есть какое-то образование вы ей все-таки дали.

- Ну, кое-что дали и в школе. А мы ей говорили, что надо Пушкина и Шукшина вспоминать в других случаях. Она оскорбила человека. С ней говорили на языке университетского устава и отчислили за его несоблюдение. С тех пор прошло много времени, 11 лет.

- И никто у вас в вузе матом не ругается.

- Да, именно так.

- А что за история, когда вы отчислили сразу 300 студентов?

- Всегда в любом вузе есть люди, которые приходят учиться. И есть люди, которые зашли случайно. Сегодня у нас сравнительно мало случайных людей. К нам 60% поступают по рекомендациям тех, кто уже учится. Рекомендуют или сами студенты, или семьи – родители и т.д. Многие приходят заранее, знакомятся с вузом лично. Проблемы появляются с теми, кто поступает просто так, по ЕГЭ, не глядя. И учиться не собирается.

Ведь в стране разрушены все механизмы профориентации. Раньше мы выходили в школы, детям объясняли, как нужно себя готовить к нашему вузу, с чем они встретятся. А сейчас человек может ничего толком про вуз не знать, посмотреть сайт, сдать документы, прийти, а потом вдруг окажется, что надо на занятия ходить каждый день.

До 96-го года у нас была ситуация, доставшаяся в наследство от старых времен. Люди приезжали учиться: кто-то 1 сентября, кто-то 15 ноября. Учебный процесс плавно начинался, месяца 2-2,5. По всему ходу этого учебного процесса появлялись молодые красивые загорелые люди, допустим, в октябре, говорили тем, кто в аудитории: а вы что, дураки, все это время учились, что ли? - А я в Сочи загорал. А следующий вопрос прогульщиков был: «А что это я на семинаре ничего не понимаю»? А там уже все установочные лекции отчитаны. «А вы не могли бы мне объяснить, чем мы тут занимаемся?» – И опоздавший начинал тормозить учебный процесс. С этим было невозможно бороться.

Я тогда сознательно пошел на ярко выраженный педагогический конфликт.

20 лет назад, 1 сентября 96-го года мы пришли в аудиторию с лектором, – губернатором Ленинградской области. Аудитория вообще пустая, ни одного человека. Кто-то не пришел, кто-то на линейке побыл. Друг на друга посмотрели, пошли пить пиво.

В понедельник утром мы отчислили 300 человек.

Я два раза собирал вот этих 300 отчисленных. Я садился один. Напротив – их 300 человек, плюс родители, группа поддержки, адвокаты. И я с ними один раз 4 часа разговаривал и потом второй раз еще 3 часа. Всё объяснил. Они говорили: это же воскресенье. А я им говорил: у нас по уставу это начало учебного года. 1 сентября – символ университетского отношения к знаниям. Ценность. Это день, когда я приглашаю особых преподавателей, которые задают планку учебного процесса. Прогульщики выразили негативное отношение к нашим ценностям. И они вынуждены были со мной согласиться, практически все восстановились.

- Но урок запомнили и следующие поколения?

- С тех пор 20 лет, независимо от дня недели, нет ни одного человека, кто не приехал бы 1 сентября. Даже больных нет 1 сентября.

Вторая проблема. Сложилось так, что за последние 25 лет государство очень незаметно вывело функцию воспитания за пределы системы образования.

- Но сейчас же в федеральном государственном образовательном стандарте как раз возвращена эта позиция.

- Ничего там толком не возвращено. Нет механизма спросить за воспитание. Более того, неправильная концепция сегодня исповедуется Министерством образования. Что вуз (и школа, кстати) – коммерческое предприятие.

- Я могу поспорить. Абсолютно не так об этом говорят. В последних документах и последних рекомендациях.

- В документах столько написано… Вот есть закон об образовании, в котором где-то там написано в начале текста из 500 страниц, что образование – общественное благо. А весь закон построен по своей конструкции так, что образование это услуга. Как в парикмахерской. Ты пришел, сел, и считаешь, что тебя должны обслуживать.

Образование, как мы знаем, это обучение плюс воспитание. Но все, что связано с воспитанием, почти утрачено сегодня в нашей образовательной системе. У нас осталось только обучение. Плюс дополнительные услуги за пределами сетки уроков.

- Вы очень утрируете ситуацию в образовании.

- Я утрирую? Мы этих детей от школы получаем. У нас есть гимназия при университете, в которой учатся дети примерно из 50 регионов. Это старшие классы, 8-10-й. И мы каждый раз на входе их тестируем. Лет 8-9 назад у нас средняя оценка школьная была у приходящих в гимназию 4,2, а обеспеченность была 3,8 реальными знаниями.

- То есть завышают?

- Немножко. Сейчас средняя школьная тоже 4,2, а обеспеченность 2,8.

При этом есть еще психологические тесты. Дети радикально иные. Растет индивидуализм. Нет уже коллективизма, нет желания и стремления работать в коллективе. Большие проблемы с мотивацией. Далее: самостоятельность, творческие начала, креативность. Здесь катастрофа. Что может ребенок? Он может легко скачать текст из интернета. А проанализировать и сравнить два текста он не способен. Но мы же берем детей для подготовки к поступлению в университет. 70% детей не имеют элементарных навыков работы с информацией. Студент должен материал осмыслить, выработать к нему свое отношение – то, с чего начинается творческая университетская личность. У нас в университете на экзамене любой ответ человек записывает, когда готовится. И чтобы получить пятерку, ему недостаточно конспект пересказать. Он должен на пятерку минимум три независимые точки зрения по каждому вопросу билета привести из разных источников. Студент должен их сравнить, дать анализ и высказать свое мнение. Без этого пятерки нет. Так вот, дети на входе в университет аналитическим мышлением не обладают.

К нам конкурс от 30 до 50 человек на место. И даже при этом самые слабые стороны первокурсников – дисциплина, трудолюбие, ответственность. Ребенок считает в подавляющем большинстве случаев, что успех к нему придет как везение.

Человек, который приходит в вуз в 17 лет, не склонен работать, не понимает своей ответственности… Знаете, как в старое время сказали бы: «У тебя есть талант? – Должна быть ответственность перед богом за то, чтобы его развивать». В советское время сказали бы: «У тебя есть талант? - Ты ответственен перед обществом, перед родителями, на тебя другие люди смотрят. Ты должен много работать». А сейчас, если ты талантливый, ты вообще не должен работать? Если тебе все дается легче, чем другим, пусть дураки работают? Успех в жизни приходит как везение либо как чудо? – У широкого слоя молодежи такое представление… Человек не может усердно учиться без мотивации.

- И тут мы плавно переходим к последним вашим решениям по студентам.

- Социальные сети? – Студенты развитые, студенты продвинутые хорошо понимают, что, выкладывая те или иные материалы в социальную сеть, ты формируешь на себя досье, с которым потом приходишь к работодателю. Ты его не приносишь, работодатель его уже имеет. Он все уже из сети вынул. Такое досье в ряде случаев – вещь чрезвычайно опасная для человека. Когда он повзрослеет, он, может быть, изменится, он, может быть, чему-то научится. А в сети все детские выходки хранятся навечно.

Мы слышим и видим каждый день, что людей выгоняют с работы – судей, журналистов, балерин – за то, что они выкладывают в сети свои легкомысленные снимки, противоречащие общественной морали. Выгоняют с работы людей разных профессий. Перечень профессий расширяется. Воспитательница детского сада что-то выложила не то – родители ее не хотят рядом со своими детьми видеть.

Сейчас целый ряд исследовательских центров провел опросы работодателей: кто использует социальные сети для составления портфолио о кандидате на рабочее место. От 56% до 70% представителей работодателей, тех, кто готовит прием на работу, поднимают информацию о претендентах в социальных сетях. Что смотрит работодатель в Интернете? Отношение человека к алкоголю, к наркотикам, к сексуальным контактам. Недопустима нецензурщина. И никто не хочет иметь сотрудников с повышенной агрессивностью.

В итоге преимущество при трудоустройстве получают те, кто аккуратно ведет себя в социальных сетях и не выталкивают туда материалы своей личной жизни.

- То есть это такая воспитательная мера у вас была?

- У нас по этому поводу пока воспитательных мер никаких не было. Студенты подняли этот вопрос. Старшие студенты стали разговаривать с первокурсницами, которые вели себя неаккуратно. А те говорят: «Что тут такого, это наша личная жизнь». Завязались диалоги, многие поняли старших, кто-то не понял. Кто-то считает, что в этом элемент игры, ничего страшного. Мы данную проблему обсудили на Ученом совете и приняли постановление, в котором не рекомендуем нашим студентам выкладывать в социальные сети сообщения, противоречащие общепринятым представлениям о морали, поскольку это может нанести вред им, их дальнейшему трудоустройству, репутации вуза и репутации диплома.

- А отчислять, если будут нарушения постановления, будете?

- Я бы это не исключал. Сейчас стоит вопрос о том, что мы данный вопрос внесем в контракт со студентом.

- Вы, так скажем, устанавливаете более жесткие рамки. Но, насколько я знаю, проблем с трудоустройством ваших выпускников нет.

- Именно потому, что мы последние 20 лет занимаемся воспитанием студентов.

Все запреты, которые вводит государство, мы вводили на 15-20 лет раньше. Вот сейчас государство приняло какие-то решения по поводу наркотиков, а мы 23 года назад записали в договоре обязательное тестирование на прием наркотиков по требованию университета. И у нас 23 года нет наркоманов в вузе.

Расскажу, как мы запретили в университете курение. Два месяца предупреждали людей разными способами, что с 1 числа такого-то месяца у нас курить можно будет только в специально отведенных местах. Накануне этого дня мы устроили праздник – траурную церемонию, похороны последней сигареты. Люди приходили утром в вуз и видели фотографию сигареты в траурной рамке, как усопшей. В фойе стоял гроб в натуральную величину, обтянутый красной тканью. В нем лежала сигарета длиной 1 м 80 см, стояли вокруг плакальщики, команда КВН. Потом они взяли этот гроб с сигаретой, пошли траурной процессией по вузу, сметали туда окурки, что находили по углам. Потом всё это вынесли, напротив вуза поставили. Сожгли. Митинг был. Профсоюзная организация, ректор говорили прощальные слова. На следующий день в вузе не курили, где попало, только в отведенных местах. Это было сделано по-молодежному, весело, интересно.

- Александр Сергеевич, я бы хотел, чтобы вы какие-то напутствия озвучили абитуриентам, которые будут в этом году поступать в ваш вуз.

- Надо продуманно выбирать специальность. И обязательно приезжать в вуз, где ты хочешь учиться, его заранее посмотреть. Надо посмотреть несколько вузов по избранной специальности и выбрать вуз, который, как ты считаешь, тебе подходит. Иначе можно попасть в неприятную ситуацию.

- Что смотреть, чистоту в туалетах?

- Всё смотреть. От туалетов до библиотеки, столовой. Главное – обстановку. Человек должен почувствовать, что это его будущий дом. Потому что есть стиль определенный у каждого вуза. Вот в наш вуз заходишь, тебе все улыбаются, даже незнакомые. С тобой люди здороваются. Не сидят на столах, не вытирают руки о занавески. А есть вузы с чрезвычайно «легким» стилем поведения. Общежитие надо посмотреть. Ни в коем случае нельзя выбирать место учебы просто по интернету.

Надо понимать, что какие бы у тебя ни были способности, путь к успеху в жизни лежит через труд и дисциплину. Нет иного пути, даже если ты гений. Нужно себя дисциплинировать, не тратить время попусту, рассчитывать, на что ты его потратишь. Очень важно не только воспользоваться вузом и усвоить все, что дают на занятиях. Очень важно еще воспользоваться свободным временем, потому что это огромное богатство с точки зрения взращивания себя как личности. Культура человека имеет не меньшее значение для карьеры, чем знание профессиональных технологий. Это огромный капитал, который всегда с человеком, если он не потратил юные годы зря.

Желаю аудитории «Комсомолки» не потратить юные годы зря.


Источник — Комсомольская правда (от 06 апреля 2016)
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ@Mail.ru