Александр Запесоцкий: Госполитика в сфере образования нуждается в осмыслении

Читать статью


Назначение нового министра образования вызвало очередную волну дискуссий о ситуации в данной сфере. Являясь старейшим по стажу работы ректором в стране и членом двух государственных академий наук, автор этих строк многократно высказывал свою точку зрения на проблемы реформирования отрасли. Сегодня хотелось бы сформулировать некоторые пожелания в адрес нового руководства.

По моему мнению, государственная политика в сфере образования нуждается в корректировке. Нужно менять направление вектора реформ. Но не спешить. Система образования не подходит по своей сути для лихорадочной погони за немедленными, революционными результатами. Прежде чем что-то менять, нужно думать, исследовать, анализировать. Практика – критерий истины. Давайте посмотрим, что у нас получается на практике.

Руководство страны справедливо считает данную сферу приоритетной для России, выделяет на ее развитие огромные средства. На недавнем съезде Российского Союза ректоров прозвучала впечатляющая цифра: финансирование только высшей школы за последние 15 лет увеличилось в 20 раз. Весьма заметна поддержка и других подсистем науки, образования.

А результаты этой поддержки удовлетворения не вызывают, идет ли речь о руководителях фирм и учреждений, куда приходят новые поколения выпускников, о родителях, чьи дети вовлечены в образовательный процесс, или о самих обучающихся. Образованных людей, способных решать серьезные задачи, катастрофически не хватает практически во всех сферах жизнедеятельности страны. А существенная часть выпускников вузов демонстрирует неспособность влиться во взрослую жизнь.

Все это и общественное мнение, и профессиональная среда связывают с конкретными управленческими решениями. Критике подвергаются едва ли не все крупные преобразования последних лет: введение ЕГЭ, переход на двухступенчатую систему «бакалавр-магистр», трансформация аспирантуры, укрупнение вузов и их ранжирование, система конкурсов и грантов, мониторинг вузов и попытки их рейтингования, требование зарубежных публикаций, система отчетности, вылившаяся в огромный объем бюрократической работы и многое другое.

Все эти перемены требуют от вузов огромной работы. И их можно было бы оправдать только реальным улучшением качества образования. Но его-то, увы, практически никто и не видит. Да, в небольшой круг избранных министерством вузов пришли деньги, и немалые. На них кое-где удалось кое-что сделать. Но в основном пар уходит в пиар, бумаги и броуновское движение. На бумаге и экранах телевизоров выстраивается даже не потемкинская деревня, а целое городище. Отсюда – и повсеместное недовольство людей, четко фиксируемое социологами. Да оно и невооруженным глазом видно.

Что же необходимо менять в руководстве отраслью? Во-первых, полезно перейти от волюнтаризма к научному обоснованию управленческих решений. Уже не один год министерство действует по принципу: если советы ученых нам не нравятся, тем хуже для самих ученых. Война с РАН и превращение Российской академии образования в методкабинет при Минобре сильно вредят делу. Использование же безоговорочно послушных чиновникам имитационных структур и неквалифицированных кадров, разрабатывающих реформы, не позволяет поставить управление образованием на научный фундамент.

Отсюда – и серьезнейшие теоретические ошибки, связанные с непониманием сути образования. Нельзя успешно реформировать то, в чем не разбираешься.

Во-первых, не учитывается, что образование состоит из обучения и воспитания. Функция обучения государством оставлена в школах и вузах, а воспитания передана средствам массовых коммуникаций. Но без воспитания более-менее (скорее - менее) возможны лишь дополнительное обучение и переподготовка. Даже в вузе, не говоря уж о школе, нужно целенаправленно влиять на формирование личности обучаемого, иначе образовательный процесс разрушается. То есть, нужно воспитывать.

Любая педагогическая система предполагает наличие цели воспитания. Однако, после отмены коммунистического воспитания государство уклоняется от формулировки цели. А без цели образовательное учреждение вообще нормально работать не может. Но чиновники этого совершенно не понимают. Они представляют себе образование как коммерческую деятельность, бизнес, как сферу обслуживания. Реализация подобных антинаучных воззрений разрушает образование.

Казалось бы, на Западе государство тоже не формулирует образовательным учреждениям цели воспитания. Но это – только на первый взгляд. Там цели воспитания незримо пронизывают деятельность всех структур, воздействующих на молодежь: семьи, средств массовых коммуникаций, институтов гражданского общества, церкви, правоохранительных органов и других. Безграничная свобода личности на Западе – миф, не соответствующий действительности. Каждый «шаг влево, шаг вправо» обучающегося влечет за собой весьма конкретные санкции социальных институтов. У нас же после распада СССР в сфере воспитания образовался опасный вакуум, по недоразумению называемый свободой. В науке происходящее называется социальной дезорганизацией.

Стремление механически копировать все западное – еще одна фундаментальная ошибка реформаторов. Система образования – это часть культуры нашего общества, неразрывно связанная с ним бесчисленными невидимыми нитями. Если руководство их не видит и не учитывает, это не отменяет объективную реальность.

Видя, что страна не принимает прозападные реформы, их идеологи сегодня уже договорились до того, что «реформы-то прекрасные, но народ у нас для них не подходящий». Однако другого народа для реформаторов в России не будет. У нас – лучший в мире народ. Просто нужно его понимать, планировать и осуществлять реформы в соответствии с отечественными национально-культурными традициями. Учитывать и применять западный опыт нам не противопоказано, только надо уметь это делать.

Теоретические ошибки, реализуемые на практике, могут привести только к новой лысенковщине, а не к победе в глобальной конкуренции национальных образовательных систем.

Сегодня российское образование, как ни странно, нуждается в демократизации намного больше, чем 25 лет назад. Административная вертикаль власти, весьма полезная и нужная в работе государственного аппарата, вдруг оказалась внедрена в систему образования, да еще в столь диктаторском варианте, какого не было ни при царе, ни при Политбюро ЦК КПСС. Управленцы совершенно разучились слушать не только ученых, но и специалистов-практиков. Слышат только то, что хочется. Внутренние деформации, произошедшие в системе образования в этой связи, крайне опасны, но совершенно не осмыслены. В российских университетах вообще произошла метаморфоза, немыслимая во всей мировой истории образования – утрата академической автономии. И в школе, конечно, диктат чиновника категорически не допустим.

Из этого не вытекает, что контролировать образовательные учреждения не нужно. Просто нужно понимать, что именно следует контролировать. И уметь это делать, не теряя диалога с практиками.

Проиллюстрирую проблему диктата грустной историей: многие годы мы в СПбГУП совершенствовали 5-летние программы подготовки специалистов. Достигли стабильного (многолетнего) 100%-го трудоустройства выпускников. Исследования показали их уверенный карьерный рост, удовлетворенность качеством подготовки как специалистов, так и работодателей. Однако теперь чиновники запретили нам эти программы, заставили их сократить на 20%, выбросив важнейшие разделы подготовки. Распространили этот запрет и на людей, обучавшихся за собственные деньги.

Из подобных историй уже несколько лет складывается практически все наше взаимодействие с органами управления. В чьих же это интересах? И действительно ли они лучше нас знают, как нам делать свое дело?

Этот перечень проблем нет смысла продолжать. Существеннее другое: советское образование, безусловно, нуждалось в реформах с учетом новой реальности. Но нужно его было именно реформировать, улучшать, а не уничтожать. Образно говоря, отказ от коммунистической идеологии не означал, что в школьных туалетах нужно отменить унитазы, а парты ставить на потолке. Но нечто подобное произошло. В итоге от СССР мы во многом ушли, но ближе к Западу не стали. Увы, не получилось даже смешения «французского с нижегородским».

И все же, унывать и посыпать голову пеплом не следует. Нужно извлекать уроки из очевидных неудач и не пороть горячку. Российское образование и сегодня обладает огромным потенциалом. Вопрос лишь в разумном его использовании на благо страны.


Источник — Доверенные лица Владимира Путина (от 23 августа 2016)
Поделиться:
Рейтинг@Mail.ru