Средний проходной балл поступивших в 2016 году по направлениям подготовки

Скидки на платное обучение для абитуриентов с хорошим результатом ЕГЭ

Набор на заочное обучение

СПбГУП: ОСОБЕННОСТИ ВУЗА И ЕГО ЖИЗНИ

20. Александр Сергеевич, Вы часто заявляете, что Гуманитарный университет профсоюзов является лучшим гуманитарным вузом страны. На каком основании Вы делаете такие заключения?

— Я действительно так считаю. Мы уже давно на экспертном уровне хорошо видели, что никому не уступаем по качеству подготовки специалистов. Но объективные, точные данные в этой связи стали получать только в конце 1990-х годов. Для профессионалов существует ряд конкретных показателей, характеризующих реальное качество подготовки выпускников с разных сторон. На первом месте — аккредитационные показатели. У нас они росли с начала 90-х непрерывно. Также обстоят дела с государственными показателями трудоустройства, с нашими собственными исследованиями трудоустройства и карьерного роста выпускников, с отзывами работодателей и т. п. Есть и более частные, но тоже важные вещи. У государства существуют неплохие методики тестирования качества образования — например, по «остаточным знаниям» у обучающихся студентов. Мы давно видели непрерывное улучшение наших показателей по всем без исключения параметрам. Однако сравнить с другими вузами было трудно. Дело в том, что у государства есть формальные любимчики. Их официально назначают лидерами, а качество подготовки хромает. Поэтому госорганы скрывают реальные показатели их работы. Но последние 10–15 лет мы нашли, как эти «секретные» сведения добывать, и увидели реальную картину. Поняли, что выигрываем. И это для нас является предметом гордости. Если говорить о гуманитарных специальностях, то мы создали лучшую в России систему подготовки кадров. Это надежно фиксируется конкретными показателями.

21. Вы, Александр Сергеевич, критикуете российское образование, тогда чем, по Вашему мнению, обусловлен такой высокий проходной балл на бюджет?

— Логика вопроса мне не совсем понятна. Высокий проходной балл у нас потому, что вуз популярен. Один из лучших в стране.

А образование я критикую, потому что школьная подготовка ухудшается. И вузам чиновники мешают работать сильно.

22. Чем можно измерить качество образования, которое дает СПбГУП?

— Итоговый показатель — устройство на работу после окончания вуза. Так вот, оно у нас практически стопроцентное. Мы выдаем каждый год 1400 дипломов. Из выпусков 2013 и 2014 годов по два человека обратились на биржу труда. Годом раньше — ни одного. По трудоустройству у нас, думаю, лучшие показатели в стране. Ну и карьерный рост, конечно, соответствующий.

23. Какие направления подготовки есть у вас в вузе?

— У нас два десятка направлений подготовки, охватывающих весь гуманитарный спектр. Это факультеты юридический, экономический, культуры, искусства, конфликтологии. И в Москве, и в Петербурге есть много вузов по-настоящему мирового класса. Когда мы на год посылаем наших студентов по обмену в США или Западную Европу, часто они звонят нам уже через месяц и говорят:

«Может, мы вернемся? Мы только теряем время. Мы все здесь уже посмотрели. У нас в Университете лучше».

24. Признается ли диплом СПбГУП за рубежом?

— Обычно ректоры вузов любят морочить голову родителям абитуриентов на эту тему. Но я считаю, что мы готовим выпускников для успеха в России. Наши студенты, проходя практику на Западе, никогда там не остаются. Смысла в этом нет, поскольку с нашим дипломом в России перспектив намного больше. Кто хочет, имеет возможность получить по окончании СПбГУП в нашем вузе второй диплом — о дополнительной квалификации: переводчика в сфере профессиональной коммуникации. Порой наши специалисты остаются за границей из-за обстоятельств личной жизни. К примеру, так случилось с выпускницей, получившей диплом по специализации «Иностранный язык и международный художественный бизнес» Викторией Родичкиной. Она познакомилась с будущим мужем в Китае и стала там кинозвездой, снявшись в роли русской разведчицы в многосерийном фильме пекинской студии. С хорошим образованием нигде не пропадешь.

25. В чем причина таких высоких показателей?

— В Университете построена правильная образовательная система. Она состоит из многих звеньев: педагоги, научная работа, материальная база, общая деловая обстановка... Скажу к примеру, что большое внимание мы уделяем дисциплине, ответственности, мотивации студента. Начинается все с того, что у нас 1 сентября надо быть на занятиях. В этом учебном году ни один студент не опоздал на первую лекцию, а ведь было воскресенье. Все до единого пришли на праздник Дня знаний, а потом отправились в учебные аудитории. Один известный немецкий школьный педагог сказал, что путь к счастью лежит через трудолюбие и дисциплину. Думаю, это действительно важные вещи. Сколько раз наблюдал такое: студенты, пока учатся, могут быть недовольны строгой дисциплиной, наказаниями за опоздания и пропуски, но потом, уже начав взрослую жизнь, строя карьеру, испытывают благодарность вузу за то, что научились организовывать свое время, требовательно относиться к самим себе.

26. Интересует вопрос: почему в Университете случаются отчисления и этому факту придается такое внимание — имеются в виду плакаты и копии приказов в фойе Университета. Может, такие факты лучше скрывать, чтобы не пугать родителей?

— Зачем же скрывать? Люди заранее должны знать наши правила. И быть готовыми их соблюдать. Это честная и эффективная политика. Не хочешь соблюдать университетские правила — иди учиться в другое место и не мешай приличным детям. Есть и воспитательный эффект для тех, кто уже поступил. Не хочешь быть отчисленным — хорошо учись, соблюдай порядок и дисциплину. Люди должны знать не только «что можно», но и «что нельзя».

27. Университету не грозит слияние с какими-то другими вузами?

— Более сильных вузов в стране как-то не видно, а со слабыми объединяться зачем?

28. Бывают ли случаи, когда студенты-первокурсники бросают учебу из-за того, что не могут адаптироваться?

— Такие случаи, конечно, бывают, но из-за лени. Некоторые студенты числятся в вузе несколько недель, иногда месяцев, но так и не приступают толком к учебе. Речь — о лентяях, которых родители насильно заталкивают в наш вуз, а те не хотят учиться. Понятно, что переезд от родителей в другой город, переселение в общежитие — серьезные изменения в жизни. И дети их переживают по-разному, не все готовы к самостоятельности. Однако в 17–18 лет на новый лад перестроиться можно все-таки достаточно быстро. И мы ребятам помогаем буквально с первых часов пребывания в вузе. И в общежитии, и в деканатах. У нас в Университете бытовая, социально-культурная адаптация первокурсников хорошо отлажена. И конечно, из-за трудностей в этой сфере у нас никто никогда не отчислялся. У каждой группы первокурсников есть тьюторы, которые помогают студентам решать все бытовые проблемы.

29. Вы бы рекомендовали своим детям университет, который Вы возглавляете? И если да, то почему?

— Мой сын наш Университет и закончил. Учиться в Швейцарии, Англии, США он отказался. Посчитал, что лучшее образование — у нас. И я с ним согласен. Да, были проблемы: одни преподаватели занижали сыну оценки из стремления досадить мне, другие завышали оценки из желания сделать мне приятное, третьи руководствовались объективными критериями. Сыну сейчас 30, имеет более 70 научных публикаций, работает в нашем Университете доцентом на кафедре рекламы и PR, руководит своей рекламной фирмой. Вполне обеспеченный самодостаточный человек. Честно скажу: мечтаю, чтобы моя годовалая дочь и внук, который чуть помладше, тоже закончили наш вуз.

30. Какие новые факультеты и специальности Вы, как ректор, хотели бы открыть в СПбГУП?

— Мне этот вопрос люди задают на удивление часто. И это в то время, когда государство изо всех сил стремится сократить число специальностей…

Возможно, в этом вопросе скрыто желание людей быть в курсе последних новаций, интерес к модным явлениям. Для ректора каждая новая специальность — большие хло­поты. И это не может быть самоцелью.

Самая новая из наших специальностей — конфликтология. Перспективная, конечно.

Но все же главная моя задача — поддерживать каждое из существующих направлений подготовки «в хорошей форме», если пользоваться спортивной терминологией.

То есть учебный процесс должен меняться в соответствии с переменами в жизни, в практике.

31. Многих людей поражает внутреннее убранство Университета — оно очень неформальное, интересное, устроено с фантазией, что очень отличает Ваш вуз от других. Как Вы считаете, стоит ли по этому критерию выбирать учебное заведение?

— То, что Вы назвали «внутренним убранством» — жизненная среда студентов нашего Университета. Она помогает нам конструировать нужный образ жизни молодежи в СПбГУП. Однако принимать решение в отношении нашего вуза нужно совсем по другому критерию. Если абитуриент — добросовестный, дисциплинированный, трудолюбивый человек, серьезно настроенный на регулярную, систематическую учебу — это наш человек. Если ленив, несобран, непунктуален, не заинтересован в получении знаний — в нашем «внутреннем убранстве» надолго вряд ли задержится. Так что формулировка вопроса должна быть другая: «Готов ли мой ребенок к ответственному выбору?»

32. Я бабушка Вашего будущего студента, уже много лет работаю директором школы и знаю не понаслышке, что такое быть руководителем образовательного учреждения. Многих своих учеников знаю в лицо и по именам, и за 11 лет очень привыкаешь к ним. Интересно, в вузе такие же отношения между педагогами и студентами? Вы лично знаете кого-то из своих студентов?

— Знаю и помню многих. Но все-таки суть ректорской работы не в этом. В плане руководства, если в коллективе 30 человек — это одно. 300 — другое, 3000 — третье. Вуз намного больше школы. Другой тип учреждения, иное управление. К тому же, школа занимается только образованием, а университет — еще и наукой. За ректором — решающее слово в построении системы работы вуза. Отечественная педагогика — уникальный кладезь знаний и опыта. Но жизнь идет вперёд. Многое меняется. Решаешь одни проблемы — возникают другие. Это совсем не безнадежная история. В принципе в массиве педагогической теории всегда есть что-то, на что можно опереться. Но нет форм, методов, приемов, принципов, решений, которые можно применять механически. Все нужно осмыслять и интерпретировать «на новый лад». Это — самое интересное в моей работе. Педагогов для вузов никто не готовит. И очень сложно настроить коллектив на правильную работу со студентами. Преподаватели нередко не понимают сути своего педагогического (а иногда — антипедагогического) влияния на молодежь. Много ошибок и в работе деканатов. Вместе с тем, несмотря на различия, у вуза много общего со школой. Деканаты у нас в смысле личных контактов со студентами очень похожи на руководство школы. Директор Дома студентов знает лично около 800 человек, находящихся на ее попечении. Также и заведующие кафедрами, мастера творческих курсов очень хорошо знают студентов. Что огорчительно: мне лично почти не удается преподавать. А я это очень люблю. Вашему внуку могу посоветовать побольше общаться с куратором группы. Кураторы на первом курсе есть у всех.

33. Чем отличается студенческая жизнь в Вашем университете от других вузов?

— Думаю, тем, что Университет очень много занимается созданием условий для самостоятельной работы и яркой культурной жизни студентов. Нам не все равно, что с ними происходит до и после занятий. Все время предлагаем ребятам что-то полезное, развивающее. Убираем из вуза лодырей и плохих людей, чтобы не мешали нормально жить хорошим. Следим за тем, чтобы у нас не было наркоманов и тому подобного. Наш Университет — светлое место для светлых людей. Отсюда — и стопроцентное трудоустройство, и хороший карьерный рост.

34. Двое наших детей получили в Университете образование, за что огромное спасибо. Первого отдавала, честно говоря, за «эксклюзивные» условия в Вашем вузе. Второго — за хорошее образование и воспитание. А вдруг и внуков учить придется? Чем более позднее поколение увлечь сможете? Похоже, что все вузы на вас равняться стали.

— Если внуки будут толковые — действительно, надо их учить у нас.

Равняться на нас другие вузы не стали. Это не так просто. Чаще всего копируют отдельные элементы нашей системы в рекламных целях. К примеру, почти все вслед за нами стали праздновать начало учебного года — 1 сентября. Правда, иногда откладывают это начало на 2–3 недели потому, что вуз не готов. Соберут студентов, проведут праздник, потом по домам отпускают. Копируют многое. Один частный вуз вслед за нами научную конференцию «Диалог культур» проводит. Но ситуация такова, что «лидеров» в образовании назначает государство. Чаще всего — фиктивных. Сбрасывает им огромные деньги, которые «растаскиваются» по карманам. Реально же на качестве образования это сказывается резко отрицательно. Таким вузам равняться на нас смысла нет. Тем, кого не назначили «лидерами», тоже нет смысла напрягаться. И катится все по наклонной. Многие вузы разваливаются на глазах. Не все, конечно. Некоторые, как и мы, стараются работать на совесть.

35. Александр Сергеевич, будет ли у Вас возможность читать лекции и проводить семинары для нас, будущих первокурсников?

— Будет, но редко. Намного реже, чем мне хочется.

36. Я хочу поступить в ваш университет на факультет юриспруденции. Могу ли я получить параллельно второе образование конфликтолога?

— Параллельно — нет. Последовательно — можете.

37. Я поступаю на факультет культуры, специальность «Реклама и связи с общественностью», могу ли я, если мне выбранная специальность будет неблизка, перевестись на другой факультет?

— Можете, конечно. На первых курсах учебные планы по многим специальностям весьма схожи за счет общеобразовательных предметов (философия, история, литера­тура, информатика, иностранный язык и т. д.). Но к старшим курсам разница постепенно увеличивается. После третьего курса она уже весьма заметна.

Существует и вопрос условий перевода. Это уже зависит от того, на какую форму обучения вы поступили. В общем, лучше не ошибиться при выборе направления подготовки. Но если и ошибетесь — непоправимой ситуации не будет.

38. Какие нововведения студенты первого курса увидят в новом учебном году? А в этом году студенческие билеты, как и раньше, будут вручать в Екатерининском дворце Царского Села?

— Надеюсь, обойдемся без нововведений. Лично я большой консерватор. По поводу вручения студенческих билетов — надеюсь, ничто не помешает нам поддержать традиции.

39. Почему во всех гуманитарных вузах резко сокращают бюджетные места, а у вас все стабильно. В чем секрет, поделитесь?

— У нас большой запас прочности. Мы демонстрируем лучшие среди гуманитарных вузов страны показатели работы. Кроме того, СПбГУП — большой социальный проект профсоюзов. Когда мы считаем нужным — выделяем сами места для бесплатного обучения наиболее талантливых ребят.

40. Говорят, что в начале 1990-х в Университете профсоюзов все было по-другому — очень неустроенно. Как Вы считаете, среда влияет на человека?

— Безусловно, влияет. Действительно, начало 90-х годов было для Университета очень трудным временем. Здание даже не было сдано пожарным. Надписи были на стенах. Мы вложили за десять лет в развитие материальной базы больше 30 миллионов долларов, заработанных коллективом. Сделали красивый дом. Теперь у нас никто ничего не портит. У себя дома человек же не рисует на стенах. Среда воспитывает, влияет на людей.

41. Я из Саратова. Мне 29 лет. Училась в Саратовском университете. Сейчас говорят о психологической совместимости супругов, а вот как насчет совместимости педагогов и студентов?

— У нас эта проблема решается так. Уже около 20 лет работает система оценки деятельности педагогов коллегами и студентами. Каждый студент ставит каждому своему педагогу оценку примерно через полтора месяца после сдачи экзаменов. Студент не успевает забыть, как с ним работали, и уже не разгорячен тем, что педагог был строгим. Есть открытые вопросы, и есть баллы. Начинали с того, что у нас были преподаватели, которые получали от студентов 50–55 баллов по 100-балльной системе. Сейчас у нас нижняя граница — 70. Но даже если студенты ставят меньше 80, то с педагогом идет работа на кафедре.

42. Интересно, Ваши хорошие друзья и знакомые учат своих детей в Вашем университете?

— Учат, конечно. Я стараюсь этого не касаться. Отношений с друзьями подпорчено немало. Не все понимают, что я никогда не буду звонить на факультеты и кафедры, чтобы кому-то поставили «тройку» там, где положена «двойка». И заставлять деканаты прощать детям друзей прогулы я тоже никогда не буду. Но многие мои друзья, родители наших студентов, ведут себя очень достойно. Некоторые вообще мне не говорят, что их дети у нас учатся.

43. Много ли родившихся здесь, в Петербурге, учатся в Вашем университете?

— У нас две трети поступающих на I курс — иногородние. Уже более 20 лет доля иногородних ребят в СПбГУП остается практически неизменной.

44. Почему в СПбГУП много студентов из определенных регионов и России и почти совсем не представлены другие регионы? Как Вы думаете, зависит это лишь от благосостояния региона?

— Сегодняшнее положение сложилось исторически. У нас мало студентов со слабой школьной подготовкой, мало ребят из мест южнее Москвы. До 1991 года мы вообще были закрыты для поступления выпускников школ. К нам можно было поступить только по целевому направлению из Москвы. Список первокурсников, прошедших безумный отбор, приходил от профсоюзов. Серьезные люди, директора крупных учреждений стояли по 3–5 лет в очереди, чтобы к нам попасть. Потом мы «вышли на рынок», но рекламировали себя не везде. На Кавказе и в Средней Азии, например, вообще никаких сведений о себе не размещали. И в Белгороде, Туле, Орле, Курске не было информации о СПбГУП. Ездить оттуда к нам через Москву кажется не очень логичным. А сейчас процентов 70 абитуриентов поступают к нам каждый год по рекомендациям тех, кто учится. Либо тех, кто закончил наш Университет. Отсюда и исторически сложившаяся неравномерность регионального «представительства».

45. Считаете ли Вы конкурс «Высший бал/л» необходимым мероприятием?

— Нет, не считаю. Считаю конкурс нужным, полезным. Необходимым — слишком сильное слово. Просто наш вуз во всем стремится быть лучшим. И конкурс — одна из многих мер по удержанию нами лидирующих позиций в образовательном пространстве России. Конечно, это не главная мера, но и не последняя в ряду того, что мы делаем, желая привлечь к себе лучших из лучших.

46. Сотрудничает ли ваш университет с другими иностранными вузами и предоставляет ли стажировку в других странах?

— Конечно. У нас около 20 партнеров в Западной Европе, США, Азии.

47. Существует ли у вас программа по обмену студентами?

— На уровне вуза? Нет. Существует 3–4 договора с зарубежными вузами, работу по которым контролирует ректорат. И еще заключено примерно 15 договоров между нашими кафедрами и кафедрами других вузов. Но этим заведующие кафедрами занимаются.

48. В общежитии вуза, говорят, строгие порядки?

— Строгие. Я категорически не согласен с министром образования и науки Ливановым, который сейчас требует от вузов, чтобы в общежитиях была свобода приходаухода студентов по ночам. У нас примерно от 40 до 60 процентов первокурсников — те, кому не исполнилось 18 лет. Мы за них отвечаем, 17-летнего ребенка отпустим из вуза ночью только с письменного разрешения родителей. Совершеннолетние могут уйти на ночь, но при этом они должны оставаться до утра там, куда отправились. Шататься по улицам ночью ни к чему.

49. Все иногородние студенты обеспечены общежитием?

— Все, кто хочет, живут в общежитии. У нас есть такая грустная статистика: детей, которым родители сняли квартиру, отчисляют в пять раз чаще, чем у тех, кто живет в общежитии.

50. Расскажите о самом общежитии. Насколько там комфортно студентам?

— Общежитие, которое у нас называется Домом студента, находится на территории Университета. Тем, кто поселяется там, не надо тратить времени на дорогу к вузу. Там уютно, чисто, удобно, есть абсолютно все условия для комфортной жизни. Проживание платное, но дешевле, чем снимать отдельное жилье. Персонал общежития относится очень внимательно к новичкам. На восемь студентов приходится по одному работнику. На каждом этаже круглосуточно по два сотрудника, выполняющих обязанности консьержей. Это касается быта, досуга, медицинской помощи. Родители, дети которых уехали от дома за тысячи километров, могут быть спокойны.

51. Собираюсь к вам поступать в следующем году. Как у вас обстоят дела с Домом студентов? Просто всякие люди попадаются. В смысле хорошие ж ребя­та живут там, а то подселят к какому-нибудь неадеквату, мало ли.

— Не волнуйтесь. «Неадекваты» у нас долго не живут. В том смысле, что не задерживаются. В целом обстановка весьма приличная. Если кому-то не нравится, то только тем, кто по складу характера не склонен жить в молодежном коллективе, любит уединенность. Бывает, конечно, кто-то кому-то несимпатичен, отношения не очень складываются. Но в таких случаях администрация студентов расселяет. Технически это не сложно.

52. Возможно ли осуществить временную регистрацию (по месту жительства) поступивших абитуриентов в общежитии при университете, если они не планируют проживать в нем (планируют арендовать квартиру)?

— То, о чем вы пишете, является грубым нарушением установленных государством норм. Разумеется, университет на подобные вещи никогда не идет. Да это и технически невозможно. У нас лучшее в городе общежитие, которое всегда заполнено полностью. Полиция всегда может сравнить паспорт общежития с числом документов, поданных на прописку.

Советую срочно оплатить общежитие, чтобы потом горе по сомнительным углам не мыкать. Статистика по отчислениям такова, что вероятность «вылететь» из вуза на первом курсе у проживающих в частном секторе в 5 раз выше…

53. Почему уже весной Университет начинает продажу мест в Доме студентов для абитуриентов? Ведь никто еще точно не знает, поступит или нет?

— Предусмотрительные люди все делают заранее. Общежитие у нас лучшее в городе и расположено в одном блоке с учебным корпусом. К концу лета все места в нем раскуплены. Но забрать назад деньги абитуриент может в любой момент.

54. Часто родителей, которые живут далеко от Петербурга, беспокоит такой вопрос: могут ли они держать связь с теми, кто курирует вопрос дисциплины в общежитии? Могут ли звонить днем, когда ребенок на занятиях?

— У каждой группы есть куратор. У родителей есть его телефон. Есть у родителей и телефоны сотрудников деканата, Дома студентов. Общаться можно столько, сколько нужно родителям. Никто из сотрудников вуза от обсуждения дел студента не уклоняется. Так у нас принято.

55. Моя дочь поступает к вам на специальность«Конфликтология». Она мне не может объяснить, что это за специальность, где потом можно работать и нужны ли такие специалисты стране?

— Конфликтология — новая для России специальность. Мы готовим профессионалов в урегулировании социально-трудовых конфликтов (между работниками и работодателями). Сейчас происходят первые выпуски. Работать эти специалисты будут на госслужбе, в отделах кадров крупных корпораций, в юридических фирмах, профсоюзах и т. д.

О том, насколько это стране нужно, говорит тот факт, что решение об открытии нашего факультета принимал лично Владимир Путин.

56. Что привлекает абитуриентов в вашем университете?

— Разных людей разное. Родителей, например, чаще всего — порядок, безопасность, отсутствие наркотиков, «присмотр за детьми». Студентов — общий образ вуза как светлого места, где можно жить интересно и достой­но. И тех, и других — уникальное (100 %) трудоустройство. Подавляющее большинство приходит к нам по рекомендациям знакомых.

Не менее интересен и вопрос, что у нас не привлекает. Есть люди, которые вообще хотят получить все равно ка­кой диплом, ничего не делая. Вот их СПбГУП не привлекает совсем. Есть и такие, кто к нам попадает совершенно случайно.

А в принципе я хотел бы каждому абитуриенту предложить простейший тест — выбор между двумя народны­ми пословицами:

— Без труда не выловишь и рыбку из пруда.

— Работа не волк, в лес не убежит.

И перед теми, кто выбирает последнее, закрывал бы двери.

57. Александр Сергеевич, если бы Вы были абитуриентом этого года, рассматривали бы для поступления «Конфликтологию»?

— Сегодня я очень хорошо знаю свои способности. Намного лучше, чем в 17 лет. И я выбирал бы будущую профессию, конечно, исходя из своих личных наклонностей. Думать пришлось бы серьезно. Вам же стоит исходить из следующего: «плохих» направлений подготовки у нас не бывает. Абитуриент должен представлять себе в общих чертах свою будущую работу. Конфликтолог — человек, который должен получать удовлетворение от урегулирования его усилиями спора между двумя противоборствующими сторонами. Мы-то его вооружим соответствующими знаниями и умениями. Но будет ли ему это интересно? Если будет интересно, если будет этим серьезно заниматься, проявит способности, то обязательно займет достойное место в жизни. Каждая корпорация, выходящая на рынок акций, сегодня обязана по международным стандартам иметь в своем штате профессионального конфликтолога. Но если человеку на роду написано быть зубным врачом или хореографом, то посудите сами: надо ли ему непременно идти в конфликтологи?

58. В Вашем вузе существует такая редкая специальность, как конфликтолог. Каким образом она возникла?

— Мы довольно консервативны в отношении открытия новых специальностей — подходим к этому основательно, с оглядкой. Но вот несколько лет назад при поддержке Владимира Путина создали первый в стране факультет конфликтологии. Чем это обусловлено? Чуть ли не каждый день в разных регионах страны возникают социально-трудовые и этнокультурные конфликты. Разрешением их и будут заниматься наши специалисты. Выпускники должны быть компетентны в юриспруденции, экономике, менеджменте, социальной психологии, связях с общественностью, знакомы с зарубежным опытом работы в медиапространстве. По мнению Владимира Путина, мы нашли свое уникальное место в отечественной системе образования.

59. Как можно поступить на факультет конфликтологии?

— Как обычно, по результатам ЕГЭ, подав заявление на наш сайт www.gup.ru через электронную приемную.

Технически — все точно так же, как на все другие специальности Университета.

60. Почему на факультете конфликтологии так много бюджетных мест?

— Это — по специальному решению Владимира Путина, который считает данное направление подготовки специалистов особенно важным для страны.

61. Какова научная деятельность вуза?

— Наш коллектив публикует значительное количество научных работ. Правда, мы никогда не были озабочены тем, чтобы они появлялись в зарубежных журналах. Мы работаем на нашу отечественную науку. Сейчас почти каждая кафедра ежегодно проводит свою собственную научную конференцию, и они постепенно вырастают от межвузовских конференций до международного уровня. Пример: кафедра физвоспитания проводит конференцию по проблемам физической культуры, хотя мы не выпускаем спортсменов или тренеров. Но к ним приезжают каждый год представители 8–10 стран.

62. Есть ли возможность студентам развиваться в научном направлении?

— Конечно, есть. У нас есть сильное Студенческое научное общество, есть и аспирантура. Научной работой занимаются около тысячи студентов. Учитесь. И станете профессором.

63. Планируется ли в СПбГУП расширение направлений подготовки?

— Пока нет. Для нашего вуза и для выбора наших абитуриентов направлений достаточно. Все наши специальности востребованы рынком. А делать новое ради моды не вижу смысла. Трудоустройство наших выпускников сегодня стопроцентное. От добра добра не ищут.

64. Как возникли Лихачевские чтения?

— В 1993 году к нам пришел академик Дмитрий Сергеевич Лихачев и сказал, что «это вуз будущего, я хочу с Вами сотрудничать». Он вместе с нами разработал «Декларацию прав культуры». Дни науки мы стали делать с его подачи. Он был среди первых участников. И когда он ушел из жизни, мы стали это продолжать. За 21 год чтения выросли в масштабный международный форум.

65. Качество вуза обычно оценивают по уровню профессуры. Как с этим обстоит дело в СПбГУП?

— У нас очень сильный преподавательский состав. Работают около 100 докторов и профессоров, более 200 доцентов и кандидатов наук. Более 60 наших педагогов носят звания «Народный артист России», «Заслуженный деятель искусств», «Заслуженный юрист», «Заслуженный экономист», «Заслуженный работник высшей школы» и т. п.

66. Можно ли учиться в СПбГУП заочно?

— Да. Одно время казалось, что заочное образование уходит безвозвратно в прошлое. Но как показала ситуация, такое образование сегодня достаточно востребовано. У нас в Университете существует заочный факультет.

67. Александр Сергеевич! Как Вы относитесь к заочному образованию? Если Вам, как работодателю, предстоит выбор, Вы кого из претендентов предпочтете — специалиста, получившего образование очно или заочно?

— Заочное образование приемлемо только в том случае, когда получать очное нет возможности. Что там думает работодатель, в данном случае совсем не важно. Очник получает огромное пространство для развития способностей. В первую очередь — непосредственное общение с педагога­ми и студентами, определенную среду для развития.

Диплом — это формальность, а развитие самого себя — суть проблемы. В 25 лет зависимость от работодателя естественна. Но в 30–35 лет — ужасна. Вы должны стать таким специалистом, чтобы работодатели мечтали вас заполучить. Да и сами при желании уже могли бы стать работодателем. Заочное образование лучше, чем никакого. Но это — не путевка в замечательное будущее.

68. Можно ли получить вторую профессию в Вашем университете?

— Можно. Но только одну — переводчика. С соответствующим дипломом о дополнительной квалификации.

69. Самый сложный предмет в университете?

— Вхождение в культуру Общества взрослых и Боль­шого города.

 

Далее → Почему работодатели предпочитают выпускников СПбГУП

 

Рейтинг@Mail.ru