А.С. Запесоцкий. Культурные различия не являются препятствием для сотрудничества

Господин ректор! Господа министры! Глубокоуважаемые коллеги! Я назвал свое выступление: «Культурные различия не являются препятствием для сотрудничества».

Казалось бы, чем больше у стран общего в культуре, чем понятнее они друг другу, тем проще им развивать отношения. Англия и США – наглядный тому пример. Но есть и примеры противоположного рода: например, успешное сотрудничество США и Индии. Другой пример: России в последние годы намного проще строить сотрудничество с Южной Кореей, чем с Грузией или Болгарией.

Мы знаем, что на Западе недавно была модна точка зрения Самюэля Хантингтона. В его книге «Столкновение цивилизаций» была опубликована карта мира, разделенного на 7-8 основных культурных зон. Хантингтон утверждал о неизбежности конфликтов на почве культур. Сегодня мы думаем, что культурные различия не всегда приводят к противоречиям. Во многих случаях они составляют привлекательность, основу для сотрудничества.

Хантингтон считал решающими различия в языке, религии и истории народов. Он относил Россию и страны Западной Европы к разным цивилизациям. С этим трудно согласиться. Можно ли утверждать, что культурные различия между Болгарией, Грецией, входящими в Европейский союз, и Россией больше, чем различия между Болгарией, Грецией, и другими членами Евросообщества, например – Великобританией? Стоит ли говорить о том, что видение мира, система ценностей, уклад жизни жителей Франции отличаются от России так же сильно, как от Китая? – Разумеется, нет.

В самой России существует немало приверженцев теории об особой сути нашей культуры, якобы имеющей «евразийский» характер. Этот взгляд основан на истории татаро-монгольского влияния и вхождения в Российскую Империю азиатских народов. Однако, комплексный, системный анализ культуры позволяет сказать, что Россия является азиатской страной не больше, чем Италия – африканской, Франция или Испания – арабской, Англия – индийской. Все эти страны вбирали в себя влияния других культур, что не помешало им сформировать свой собственный, оригинальный и замечательный национальный характер, остаться европейцами, а затем войти в Евросоюз.

Мы считаем Россию страной, безусловно принадлежащей европейской цивилизации. Среди особенностей нашей страны – то, что в России были воплощены в жизнь два грандиозных социально-экономических эксперимента, основанных на продуктах европейской мысли. Первый раз это имело место с 1917 по 1991 гг., когда мы строили коммунизм, опираясь на воззрения Карла Маркса. Советская система реализовывала понимание человека как существа социального, веру в возможности государства регулировать все стороны социальной жизни, отрицала частный интерес и рынок, провозглашала превалирование интересов и прав общества над интересами и правами личности. С 1991 года в России реализуется ультралиберальная парадигма, основанная на идеях Адама Смита. Человек понимается как существо экономическое. Провозглашается всесилие частного интереса, рынка представительной демократии. Из всех прав личности на первое место поставлено право на обогащение в духе рейганомики, тэтчеризма и неолиберализма. Российские эксперименты с теоретическим наследием Карла Маркса и Адама Смита невозможно вывести за рамки европейского опыта.

Я полагаю, что в конечном счете, границы между Россией и Евросоюзом являются не столько культурными, сколько политическими.

Различия Западной Европы и России сегодня – это искусственно созданные различия в восприятии фактов новейшей истории, в современном видении мира.

К сожалению, в Европе сегодня строятся стены между ее восточной и западной частями. Последнее двадцатилетие – период больших разочарований, связанных с препятствиями на пути к воссоединению Европы. 20 лет назад мы не сомневались в том, что отказ от коммунистической системы приведет нас в семью европейских народов. Это казалось само собой разумеющимся, но не сбылось.

Напомню, что именно Советский Союз выдвинул и попытался реализовать на практике концепции «разрядки», «нового мышления», «общеевропейского дома». В основе такого поведения лежала христианская вера в добро, справедливость, человеколюбие. Эта вера оказалась наивной, но само ее наличие свидетельствовало о неслучайности Льва Толстого и Чайковского, Большого театра и Эрмитажа в мировой истории. Возможно, в желании стать равноправной частью семьи европейских народов российский гуманизм заходил слишком далеко вперед, опережая нравы своего времени, противореча императивам политики Запада.

Народ в СССР в конце 80-х гг. хотел свободы, хотел демократии и не видел причин для противостояния с Западной Европой и США. Идея дружбы с Западом тогда нашла в СССР громадный отклик. Советский Союз произвел разоружение в одностороннем порядке и согласился с объединением Германии. В Восточной Германии тогда находилось 300 тысяч наших солдат. СССР вывел их в одностороннем порядке, продемонстрировав добрую волю.

С точки зрения многих российских интеллектуалов, Запад ответил на это приближением баз НАТО к нашим границам, дестабилизацией и разрушением Югославии, вторжением в Ирак, притеснениями этнических русских в Балтии, вмешательством в выборы на Украине на стороне антироссийского радикала Ющенко, поддержкой режима Саакашвили, который мы не считаем образцом демократии.

Распространение НАТО на Восток воспринимается у нас не как военная необходимость, а как демонстрация пренебрежения к России, ее мнению. После крушения коммунизма в Европе посеяны семена новой вражды. Еще один результат: для громадного большинства своих российских сторонников Запад перестал быть примером, образцом как в построении внутренней жизни стран, так и во внешней политике. Запад потерял в наших глазах обаяние мягкой силы не в результате экономического кризиса, а из-за морального банкротства. Неоправданное применение силы, навязывание своих взглядов, попытки диктата дискредитировали Запад в наших глазах.

В итоге фактом является то, что многие замечательные возможности, открывшиеся перед Европой на рубеже 80-х и 90-х гг. прошлого века, оказались не использованы. Начинается новая конфронтация.

Россия считает себя достаточно полноценной и самостоятельной ветвью европейской культуры. Российская культура несет в себе самосознание великой культуры, равнозначной другим великим культурам. В диалоге культур и цивилизаций Россия не признает превосходства какой-либо культуры и права какой-либо страны на роль учителя. Мы считаем, что никто не имеет монополии на истину в международных отношениях. Миссионерство, навязывание своих ценностей давлением, силой абсолютно недопустимы и только ухудшают климат в Европе.

В научной мысли современной России утвердилось мнение о том, что разнообразие культур - это богатство человечества. Попытки всеобщей культурной унификации утопичны и деструктивны. Каждая, даже самая малая культура нуждается в поддержке, защите и развитии. Существование других культур – условие понимания своей собственной культуры, своего культурного самосознания, развития своей культуры. Именно в диалоге с другими культурами формируется в конечном счете национальная идентичность.

Демократия, права человека и свобода слова – безусловные универсальные ценности. Но каждая национальная культура имеет право на свой путь к этим ценностям, свой поиск их понимания в соответствии с историко-культурными традициями. При этом, не меньшими ценностями являются справедливость, порядочность, общественные интересы, патриотизм и другие ценности, выстраданные тысячелетиями развития человечества. Российское общество хотело бы от Европейского союза большего внимания и уважения к нашим ценностям, которые мы также считаем универсальными.

Сегодня Россия ждет от Европейского союза и взвешенного, осторожного и уважительного отношения к истории. К примеру, когда на Западе возобновляются разговоры об «исконной дикости и непредсказуемости России», в нашей стране находятся желающие вспомнить диких крестоносцев, предавших огню и мечу христианский Константинополь. Когда Польша поднимает вопрос о расстреле своих офицеров в Катыни, в России вспоминают о массовом убийстве пленных красноармейцев на заре существования Советского государства. Каждый раз, когда шведские дипломаты выступают на мировой арене с критикой каких-либо действий России и говорят с осуждением о нашей истории, у моих соотечественников появляется соблазн вспомнить кровожадных скандинавов, долгое время угнетавших своих соседей. Испанцам можно было бы припомнить Инквизицию. Французы рубили головы своим аристократам. А датчане и сегодня оскорбляют в своих газетах мусульман карикатурами на пророка Мухаммеда, что многим в России представляется дикостью. К сожалению, история дает огромные возможности ссорить народы и приписывать друг другу самые негативные качества. Мы должны извлекать уроки из своих исторических ошибок, а в истории других народов видеть достижения и хорошие примеры, на основе которых можно строить добрые отношения.

Россия и Европейский союз в обозримом будущем не объединятся в единое государство. Граждане нашей страны весьма далеки от мысли растворить российский суверенитет в коридорах брюссельской бюрократии. Но общность культур должна быть использована на благо сотрудничества, а различия не должны быть использованы во вред. Ученые, политики, общественные деятели, интеллектуалы Востока и Запада Европы в силах сделать многое для того, чтобы границы между странами от Лиссабона, Дублина и Рейкьявика до Владивостока стали прозрачными для свободного культурного обмена и экономического взаимодействия. Сегодня эта задача представляется более реальной, нежели создание Евросоюза казалось возможным несколько десятилетий тому назад.

пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ@Mail.ru