22 октября. Университет занимается «троллингом идиотов» в социальных сетях? – Интервью с Александром Запесоцким.

asz230.jpgНесколько последних недель в российских социальных сетях активно обсуждается «конфликт» между студенткой Ксенией Гал. и ректором СПбГУП А.С. Запесоцким по поводу цен в студенческой столовой.

Вы спросите: почему слово «конфликт» взято в кавычки? Потому что , как оказалось, конфликта, на самом деле, не было.

Как, не было? – возразите вы, - а как же сотни тысяч постов и комментариев? Это было, верно. А конфликта не было.

Вопрос был. Якобы от Ксении. И ответ ректора, довольно резкий был. А вот все остальное – часть исследовательской работы, проводимой Университетом по изучению механизмов распространения информации и поведенческих реакций пользователей социальных сетей.

Что происходит и зачем? Об этом – разговор студенческой редколлегии сайта с Александром Сергеевичем.

- Студенческая редколлегия: Александр Сергеевич! Многим с самого начала было ясно, что здесь есть какая-то интрига. С чего бы столь уважаемому человеку так резко отвечать на невинный, казалось бы, вопрос первокурсницы? Тем более, что реально никаких особых проблем у студентов с питанием в столовой нет. В прошлом году нам предлагались неплохие комплексные обеды за 60 руб., но ими никто не захотел воспользоваться. А позавтракать в СПбГУП уже много лет можно и вовсе бесплатно, за счет ректората.

Солидные московские журналисты, посмотрев, что творится в сети, сказали: «Запесоцкий занимается троллингом идиотов». – Это так?

- А.С.: Конечно, нет. Мы занимаемся исследованием психологии и поведения людей в социальных сетях. Помимо фундаментального, у этой работы есть и прикладной аспект. Важно оценить влияние пребывания в сетях на интеллектуальные способности школьников – наших будущих абитуриентов. Что касается «идиотов» (я бы предпочел говорить о людях с низкими умственными способностями), наша задача – не «троллить» их, а найти механизмы фильтрации до зачисления в СПбГУП. Ведь результаты ЕГЭ у них могут быть высокими.

- С.Р.: Но внешне это выглядит как троллинг. В чем отличие?

- А.С.: Под троллингом подразумевается недобросовестное побуждение к эмоциональной перепалке, основанное на преследовании других пользователей и обмане, когда автор сообщения выдает себя за другое лицо. Я же не навязывал свое мнение сети, ни к кому на форумы не приходил. Просто высказался на своей страничке в резкой форме, не выдавая себя за другого человека. На самом деле это меня пытались «троллить». Потом некоторые умники решили, что я допустил оплошность, и вбросили мой ответ первоначально на сайт госуниверситета и «Фонтанку», затем – и дальше, «модным блоггерам» и т.п. Ну, а нам, если честно, именно это и нужно было. Сегодня никто не может утверждать, что мы спровоцировали его на глупое поведение. Вспомните Высоцкого: «Я не люблю, когда чужой читает письма, заглядывая мне через плечо».

- С.Р.: Давайте посмотрим на дело с другой стороны. Вы – должностное лицо, ректор. Вы – педагог. Да еще председатель исполкома Конгресса петербургской интеллигенции. На нашем сайте – фото Запесоцкого с Дмитрием Лихачевым, Натальей Бехтеревой, Андреем Вознесенским, Георгием Свиридовым… Позволительно ли Вам публиковать резкие ответы даже на неформальной страничке?

- А.С.: Как педагог я иногда жалею о том, что в нашем образовании отменены розги. Отдельным воспитуемым сильно помогло бы: прописал розги - и не надо отчислять, можно повоспитывать дальше более мягкими методами…

Многие не заметили, что наше государство вообще отменило воспитание в образовательных учреждениях. Ректор теперь должен, по мысли чиновников, стать коммерсантом, а образование – платной услугой. Но я для таких новаций, видимо, слишком консервативен. Как человек старорежимный скажу следующее. Все родители хотят, чтобы администрация школы и вуза относилась к их ребенку как к своему собственному. Но что нормальные родители делают, когда ласково обращаются к своему чаду раза три, а оно не обращает внимания, ведет себя неправильно?

Резкость изредка даже очень полезна. Вот в иные времена у нас студенты сотнями опаздывали к началу учебного года. А 1 сентября 1996 года, в воскресенье, 300 человек опоздали, и я их всех отчислил. После конфликта и проработки почти всех восстановил. Но заставил людей задуматься. Потом мы дорабатывали эту проблему мягкими методами. В этом году 1 сентября, в воскресенье, на лекциях присутствовали все до единого, кроме больных.

- С.Р.: Расскажите об исследовании социальных сетей, которое провели.

- А.С.: В СПбГУП есть группа ученых, изучающая массовое сознание, влияние на молодежь телевидения, интернета и иных реалий нового информационного пространства. Этим занимаются профессор Марков с аспирантами и студентами, профессор Бирженюк и другие. По их просьбе в последнее время я начал умышленно обострять некоторые ответы. Мы ждали, когда какой-нибудь из них сработает. Это так называемый «посев» информации в сети. Когда же он сработал, результат превзошел все ожидания.

Дело в том, что мое сообщение, которое «добровольцы» за пределами Университета начали раскручивать в сети, было многослойным. На поверхности был виден самый примитивный смысл: неосторожный ректор распекает студентку публично. Чуть глубже – проблема дееспособности современной молодежи. Еще глубже – отношение к Родине, родному городу (можно ли писать его название с маленькой буквы). Самый глубокий – тема смысла жизни. Эмоциональный фон был создан примечательными штрихами: вопрос задавала якобы первокурсница, юная и неопытная; якобы бедная; якобы из провинции. С другой стороны – отвечал ректор, якобы – эксцентричный, якобы – грубиян и самодур. На это еще и фон истории накладывался – реплика Марии Антуанетты о народе: «У них нет хлеба – пусть едят пирожные». Да и кто в России не знает, что студенты – это люди всегда голодные… Конечно, интернет взбесился. Десятки, если не сотни тысяч откликов за несколько дней. Наши люди сейчас все это систематизируют и «подшивают в папки».

- С.Р.: И Вы, Александр Сергеевич, отрицаете, что провоцировали дураков?

- А.С.: Нет, мы тестировали массовую аудиторию. Выявляли и умных, и не совсем. Каждый сам выбирает, как ему себя вести. Поддаваться стадному инстинкту, или нет. Быть манипулируемым «модными блоггерами» или сохранять независимость мышления. Конечно, кто-то проявил себя не лучшим образом. Но я не готов чужую глупость взять на себя. Если бы не я – эти граждане были бы умными? Они бы вели себя прилично? - Социальные сети в принципе стали огромным пространством, куда толпы разных людей, и неумных в том числе, прибегают каждую свободную минуту, чтобы порезвиться, ощутить свою значимость. Многие ищут повод приобщиться к стаду, себя показать.

На данный момент мы обработали информацию по более чем 30 популярнейшим сайтам и выборке в 3000 пользователей. В принципе этого достаточно, хотя коллеги еще хотят в полученном массиве информации покопаться. Общая картина удручает даже с учетом того, что мы и не ждали ничего хорошего.

Свыше 93% пользователей оказались вообще не способны осмыслять импульсы от сети. Их поведение стереотипно, шаблонно, легко программируемо. Громадное большинство респондентов не может уловить больше одного смысла в сообщении. Когда смыслов несколько - улавливается самое простое. По небольшому фрагменту («клипу») люди быстро достраивают его собственную интерпретацию, причем она почти всегда оказывается одинаковой и самой примитивной из возможных. В этой связи можно говорить об «одномерном мышлении» пользователей сети.

Общий враг был выбран тестируемыми мгновенно. Им стал ваш покорный слуга. Меня стали осуждать за грубость и бесчеловечность. При этом, примечательно, что степень грубости и агрессивности самих пользователей оказалась несоизмеримой с исходным текстовым сообщением, просто зашкалила. Немногие вообще засомневались в достоверности полученной информации. И только менее 1% получателей ощутили потребность ее как-то проверить до формирования своей позиции. Интересно, что неспособность к самостоятельному мышлению проявили и известные блоггеры, имеющие десятки тысяч подписчиков.

Показательна реакция журналистов. Без положенной по закону проверки недостоверная информация оказалась опубликована на массовом сайте «Фонтанка», около часа обсуждалась с аудиторией в развлекательной программе радиостанции «Маяк». А газета «МК в Питере», не проверив информацию, втянула в ее обсуждение уважаемых представителей городской общественности.

Но выявилась, конечно, и думающая часть аудитории. Те, кто не принимает вбросы информации на веру без осмысления, контролирует свое поведение. Эта часть нам наиболее интересна.

- С.Р.: Не ударит ли такой эксперимент по репутации вуза, не уменьшится ли конкурс и набор?

- А.С.: Репутация СПбГУП в соц.сетях нас совсем не пугает. В нашей целевой группе она формируется иначе. Свыше 70% абитуриентов поступают к нам по советам людей, хорошо знакомых с нашим Университетом лично: выпускников, их родителей, работодателей. Это решение, требующее высокой степени вовлеченности и самих абитуриентов, и их родителей. Тут мнением блоггера не воспользоваться. И нам вообще не нужно, чтобы в СПбГУП поступала публика, выбирающая вуз по советам собеседников в соц.сетях. Отсеется эта часть – уже польза. Не будут занимать места, предназначенные для одаренных студентов.

А вот учитывать «сетевое поведение» юношей и девушек необходимо. Думаю, вскоре мы будем комплектовать личные дела абитуриентов не только сведениями о баллах ЕГЭ, отметках в аттестате, но и по результатам открытой информации в его интернет-профиле. Первоклассный показатель характера социализации, уровня общекультурного развития, способности к независимому мышлению и т.д.

- С.Р.: Насколько вообще такой эксперимент уместен на неформальном сайте ректора, претендующем на доверительность собеседников?

- А.С.: Сначала давайте зададимся вопросом, зачем вообще нужна страничка сайта с неформальными ответами ректора. Ведь на том же сайте есть раздел «Официальных обращений», в фойе учебного корпуса висит почтовый ящик для Ваших писем, два раза в год проходят мои встречи со всеми студентами, где люди имеют возможность публично выразить недовольство чем-либо, поставить передо мной любые вопросы. Неформальный раздел - это что: книга жалоб и предложений, нечто вроде петербургской коммунальной кухни, где вечерком можно поболтать о том, о сем? Может быть, форма моего пиара?

- С.Р.: Признаться, уже и не совсем понимаем.

- А.С.: Полагаю, все названное вместе. Плюс еще кое-что, для нас важное. Данная страница – инструмент изучения Университетом современного общества. Вопросы, которые мне задают люди, являются дополнительным материалом для выявления общественных настроений.

Нам нужно понимать, что жизнь потребует от выпускника после вуза, как его к этому подготовить. И нужно знать, кого мы завтра получим на входе в вуз. Нам важно хорошо представлять контингент выпускников школ, их родителей, правильно настраивать механизмы отбора.

Отвечая на вопросы на сайте, я задаю тональность последующего разговора. Дальше смотрю, как люди реагируют. Их вопросы о многом говорят. Каждый человек обладает своей индивидуальной картиной мира. И задавая вопросы, ее проявляет. За каждым вопросом немного приоткрывается конкретный человек. Фамилия не важна. Важно, что он из себя представляет, что его волнует, что ему нужно в жизни. Зачем он пришел на сайт.

Меня не всегда устраивает современная отечественная социология. Изучение общества, людей все чаще сводится к опросам: «Что вам больше нравится, добро или зло? – Ненужное зачеркнуть»; «Вы доверяете Путину или нет? – Ненужное зачеркнуть». Такая социология годится для зарабатывания денег, но для нашей работы недостаточна. Поэтому мы и используем другие методики. В последние месяцы начали немного «раскачивать» ситуацию в этом диалоге. Когда заостряешь ответы, люди энергичнее реагируют, ведут себя откровеннее. Вместе с тем, я ведь никого не обманываю. Не искажаю свою позицию. Пишу, что думаю.

Вот полемика по поводу столовой: действительно считаю, что молодые люди не должны позволять себе иждивенческие настроения. Иначе они не могут рассчитывать на достойное место в жизни. Нужно мобилизовывать себя, быть трудолюбивыми, дисциплинированными, активными. Нужно вести себя ответственно. Не отступать перед трудностями. А часть студентов инфантильна. Я что, действительно должен оказывать им платные услуги и помалкивать?

Смотрите, как нехорошо получается. В 90-е годы Университет собирал благотворительные средства и покупал продуктовые наборы для ветеранов войны и труда, одиноких, брошенных всеми стариков. А студенты-волонтеры продукты бесплатно разносили. Теперь мы вынуждены эти деньги тратить на бесплатную для студентов кашу, завтраки по утрам. И дело не в том, что у ребят денег нет. Просто многие не могут вовремя встать и себе еду приготовить. Если не эта каша – побегут на занятия голодными. Бесплатность – стимул поесть для лентяев… В итоге молодежь объедает стариков. Так что, проблема все-таки есть.

- С.Р.: Должен ли студент Университета вступать в дискуссии в социальных сетях, когда нас ругают, когда врут?

- А.С.: Это зависит от ситуации. Если вы узнали, что дискуссия разгорелась на «форумах-поганках», не вмешивайтесь. Вас просто обольют грязью, обидят. Более того, может оказаться, что вы с ботами спорите, обслуживаете чьи-то интересы. А вот на форум в знакомом вам кругу личного общения, в профессиональном сообществе, в школе, которую вы закончили и где вас помнят, можно и прийти. В таких вещах нужно быть внимательным. Словом, «борьба за справедливость» уместна далеко не везде и не всегда. Как, впрочем, и в реальной жизни. Постарайтесь нигде и никогда не попадать во второсортные сообщества.

- С.Р.: Спасибо за ответы. Было интересно.

- А.С. : Мне тоже. Приходите еще.

Беседу записала Мария Перышкина. 20.10.13.




Переписка «ректора СПбГУП А.С. Запесоцкого с Ксенией Гал.»

Предварительные данные по медиаосвещению эпизода «Ректор ответил студентке Ксении Гал.»

Дата публикации новости:
Автор:
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ@Mail.ru