15 ноября. Университет публикует выступление Александра Запесоцкого о журналистике на Дне факультета культуры.

ЖУРНАЛИСТИКА ДОЛЖНА ДЕЛАТЬ МИР ЛУЧШЕ

ВСТРЕЧА
ректора А. С. ЗАПЕСОЦКОГО
со студентами факультета культуры, будущими журналистами

11 ноября 2016 г., лекционный зал № 1

ЧАСТЬ I

В. Д. СОШНИКОВ, заведующий кафедрой режиссуры мультимедиа СПбГУП, профессор: — Уважаемые коллеги-преподаватели, господа студенты, выпускники, абитуриенты, школьники, которые тоже сегодня присутствуют в этом зале!

У нас сегодня особый, праздничный день. Во-первых, этой осенью мы отмечаем 90-летие факультета культуры, старейшего факультета нашего Университета. Во-вторых, это ежегодный День факультета культуры. И в-третьих, это встреча с нашим замечательным ректором. Александр Сергеевич Запесоцкий уделяет огромное внимание такому направлению обучения, как журналистика. Мы это ценим, и это обязывает нас ко многому.

Итак, слово предоставляется ректору СПбГУП, академику Александру Сергеевичу Запесоцкому.

Вступительная часть

А. С. ЗАПЕСОЦКИЙ, ректор СПбГУП, член-корреспондент РАН, доктор культурологических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ: — Я сейчас вспомнил шутку наших студентов на КВНе чуть более 20 лет назад. Тогда мэром Санкт-Петербурга был Анатолий Александрович Собчак, а шутка была такая: «В наш город с кратковременным визитом прибыл мэр Петербурга Анатолий Собчак». Так вот, к вам пришел ректор.

Люблю общаться со студентами. Жаль, что мне это не так часто удается. Хочу с гордостью сказать, что имею некоторое отношение к вашему обучению по специальности «Журналистика», потому что в 1990-е годы, уже будучи ректором, принимал решение о введении этой специальности в нашем Университете. Это непростое дело, хлопотное. Для этого надо разрабатывать учебные планы, программы и прочее, приглашать педагогов, в общем, проходить очень большую бюрократическую процедуру. Мы это сделали. И мне это очень приятно.

Еще хочу сказать, что, конечно, не 90 лет работаю на факультете культуры, но являюсь одним из старейших его сотрудников. В вузе работаю аж с декабря 1985 года. Наверное, большинства из присутствующих еще на свете не было, когда я начал работать здесь.

Среди многих моих специальностей есть и журналистика. Я — действующий до сих пор журналист. Моя журналистская практика начиналась в начале 1980-х годов в качестве обозревателя журнала «Культпросветработа». Тогда я был довольно известным в стране исследователем проблематики молодежной культуры: писал статьи о рок-музыке, дискотеках и был обозревателем в крупном, серьезном журнале Министерства культуры России. Иногда перепечатываю в сборниках своих работ статьи тех времен, не отказываюсь от них.

Мне довелось выступать практически на всех ведущих телеканалах страны. Было два больших периода в жизни, лет по пять, когда вел авторские телепрограммы. В общей сложности в «портфолио» около 2300 публикаций, из них, наверное, 500–700 — научные, а остальные — научно-популярные, публицистические, журналистские. Это и ведущие «бумажные» издания, к примеру из современных — «Российская газета», «Парламентская газета», «Московский комсомолец», «Литературная газета». Когда-то публиковался в газете «Правда», тогда это было очень авторитетное издание. Сегодня в «Фэйсбуке» у меня 12 тыс. друзей и подписчиков. Это превышает тираж большинства городских газет. И, конечно, мне есть, о чем поговорить с будущими журналистами.

О журналистике в советское время

Убежден, что журналистика — не просто одна из самых интересных профессий, не просто одна из творческих профессий, но это реально одна из профессий, сфер деятельности, которая оказывает наибольшее влияние на жизнь людей. Журналистика вышла на первый план. Особенно это стало заметно после крушения Советского Союза.

Меня лично тревожит, что журналистика стала оказывать (и это очень быстро произошло) скорее отрицательное влияние на жизнь нашей страны. Да и на жизнь стран Запада она влияет скорее негативно, нежели позитивно.

У советской журналистики было много отрицательных сторон, существовали некие рамки, которые устанавливала власть. Но тогда журналист стремился не лгать. И лгать было необязательно. Писали, как правило, не всю правду, но в целом идеология правящего слоя (идеология в коммунистическое время) была определена заветами тысячелетней цивилизации. Коммунисты нетерпимо относились к религии, поскольку считали себя носителями самого передового, прогрессивного и правильного начала, морали, а коммунистическая мораль — она, дескать, и есть мораль общечеловеческая. Если убрать веру в Бога как сверхъестественное существо, то коммунистическая мораль (10 заповедей строителя коммунизма) оказывалась идентична заповедям христианства.

Коммунисты требовали от СМИ соблюдения достаточно высоких моральных стандартов. В советское время можно было стать настоящим, известным, знаменитым журналистом, оставаясь в ладах со своей совестью. А в 1980-е годы для талантливых журналистов с совестью было настоящее раздолье — они стали известны всей стране. К ним относились, пожалуй, с бо́льшим интересом, чем сейчас к поп-звездам.

Роль журналистики сегодня

С распадом Советского Союза журналистика стала играть скорее деструктивную роль. Стала разрушаться великая российская культура, и застрельщиками этого процесса оказались журналисты. Ложь и апелляция к низким инстинктам стали чуть ли не обязательными спутниками высокого заработка.

Для меня стало откровением интервью Константина Эрнста, которое он дал в МГУ на факультете телевидения, у моего друга Виталия Третьякова. Третьяков часто приглашает крупных журналистов. Константин Эрнст у него выступил сразу после встречи с патриархом несколько лет назад. Патриарх тогда встретился с несколькими руководителями крупнейших телеканалов и сказал: «Что же вы, современные СМИ, и в первую очередь телевидение, творите, что же вы делаете со страной?! Вы разрушаете нашу культуру, несете деградацию, из людей делаете животных! Как же так можно?». Смысл был такой. И один из присутствующих крупных телевизионщиков ответил так: «Понимаете, мы же сами ничего не делаем, мы — зеркало жизни. Какая жизнь — такие СМИ. Мы просто показываем, что происходит в действительности».

На самом деле это, конечно, возмутительная ложь. Даже когда телевидение ведет репортаж с места события, уже точкой постановки камеры, выбором ракурса вырезается определенная часть действительности. Вырезается так, как журналисту выгодно. СМИ — не зеркало, а выборочный показ реальности под очень определенным, выгодным ракурсом. А то и вовсе обман аудитории, конструирование несуществующих событий и явлений.

Мой друг — журналист английской корпорации Би-би-си Юрий Голигорский недавно демонстрировал здесь интересный ролик. Там показано одно и то же событие, но в разные фазы. Сюжет: бежит мужчина по улице. Сначала телекамера показывает, как он бежит, а из-за угла выезжает машина. В ней сидят какие-то люди с бандитскими лицами. Что мы видим? Сюжет № 1: какие-то гангстеры, наверное, едут убивать того, кто убегает, преследуют его. Дальше продолжение этой жизненной коллизии. На той же улице стоит женщина, и мужчина бежит к ней. У нее в руках сумочка. Следующая мысль зрителя: трактовка № 2 — бандит бежит отнять сумочку. Сюжет № 3 — мужчина ее толкает, причем грубо и агрессивно. Значит, точно бандит? И, наконец, фрагмент № 4: на то место, где она стояла, обрушивается балкон дома. Мужчина бежал, чтобы ее спасти. Вот вам и «зеркало жизни»!

…После встречи с патриархом Эрнст приезжает на факультет телевидения МГУ и говорит: «А мы-то, журналисты, самые крутые. Мы-то — настоящие учителя жизни. Все думают, что мы развлекаем, а мы на самом деле воспитываем. После развала Советского Союза все нормы морали и поведения рухнули, и люди просто не знали, как себя вести. И вот мы, телевизионщики, под видом развлечения стали их учить новой жизни. Мы стали писать сценарии сериалов, и в этих сценариях «проговаривать» различные жизненные ситуации и как герои должны вести себя в подобных ситуациях. Мы всю страну научили, как себя вести».

То есть Эрнст и его сотоварищи научили грабить, воровать, жульничать, обманывать, продавать любовь, продавать дружбу, захватывать чужую собственность. Весь этот ужас 1990-х годов был привнесен в нашу жизнь Константином Эрнстом и его подельниками. А дальше Эрнст говорит студентам совершенно потрясающую вещь: «Кто такой школьный учитель? Это человек, которого можно послать. Ему можно сказать — кто ты такой вообще, чтобы меня поучать добру, говорить, что хорошо, что плохо? Ты устарел, пошел вон!».

Это то же, что Ксения Собчак стала в 1990-е годы говорить, как «яркий выразитель чаяний молодого поколения», а телевидение стало ее перлы транслировать. И на этой волне она взлетела, стала знаменитой. Она провозглашала: «Вы все, старшие, — вчерашний день. Старичье поганое. Вы ничего в этой жизни не понимаете. А вот мы пришли, молодые. Мы сейчас в этой жизни установим свои правила и порядки. И плевать нам на вашу мораль». Смысл был таков.

То есть учителей — к черту, родителей — побоку, давайте будем себя вести так, как нам хочется: ответственность перед обществом — да к чертовой матери! Честность и порядочность — туда же! Любовь к Родине, ценность труда, семейные ценности — к чертовой матери! С кем хочу, с тем и живу. И могу менять за ночь нескольких партнеров: «Вам кажется, что я гадко себя веду? А кто вы такие, чтобы меня учить?» (Вот вам, кстати, и философия постмодернизма.)

И Константин Эрнст это говорит прямо: «Учителя можно послать». А попробуйте послать Константина Эрнста — он же учит жить так, что мы этого даже не замечаем. Он говорит: «Люди садятся перед экранами телевизоров и думают, что мы их развлекаем. А на самом деле мы им объясняем, как себя надо вести. В этом и есть смысл телевидения. Мы — воспитатели».

Между тем из системы образования исчезла функция воспитания. Ее приняли на себя средства массовой коммуникации. Считаю, что на сегодня в целом (это не про все СМИ, и про всех журналистов я так не скажу), взяв на себя функции воспитания, средства массовой информации работают в минус. Во многом культурная деградация общества связана именно с этим.

У нас в Университете состоялся разговор на эту тему с Владимиром Владимировичем Путиным. Я тогда говорил: «Владимир Владимирович, телевидение — враг педагога». Он отшутился: «Телевидение — это брак педагога». То есть педагог плохо воспитал журналистов, отсюда такое телевидение. Конечно, это была шутка. Потом этот разговор имел последствия. Глава государства в ряде своих выступлений поднял вопрос ответственности журналиста перед обществом.

О роли идеологии

Конечно, виноваты не только СМИ. В обществе происходят некоторые объективные процессы, и прежде всего формальный запрет на идеологию. В Конституции закреплено, что в стране не может быть государственной идеологии. Это не правильно. Общества не бывает без идеологии. И демократические механизмы подразумевают как раз соревнование партий в идеологии. А народ демократично выбирает, какая идеология ему нравится, тогда партия приходит к власти. Любая идеология не должна быть закреплена навсегда механически, ни у кого не может быть монополии. Другая партия на следующих выборах может принести другую идеологию. Но совсем без идеологии нельзя.

После слома Советского Союза на самом деле в государстве появилась достаточно простая идеология: деньги — это главное, деньги — это все, они являются смыслом жизни. И из-за этого пострадали все сферы жизни, деформировалась система нравственных ценностей. Если мы говорим, например, что смысл существования средств массовых информаций в том, чтобы зарабатывать деньги, тогда деформируется система. Начинается торговля информацией и дезинформацией.

Главный для журналиста вопрос

Для настоящего журналиста, по-моему, главный вопрос тот же, что и для представителя любой другой профессии: «Ради чего мы живем, в чем смысл жизни, чему я хочу себя посвятить?» На мой взгляд, призвание журналиста не в том, чтобы заработать много денег. И не в том, чтобы прославиться любой ценой. Конечно, деньги заработать неплохо, хорошо бы и знаменитым журналистом стать, но только не любой ценой. Главное — своей работой делать мир лучше. Сейчас многие СМИ гонятся за сенсациями, вытворяют бог знает что. Это дошло до потери человеческого облика целыми журналистским коллективами.

В погоне за рейтингами происходит понижающаяся селекция. Оказывается, что людей не очень образованных больше, чем образованных. Поэтому если кто-то хочет иметь высокий рейтинг, то он должен работать на людей малообразованных. Но чем больше работают на малообразованных, тем больше их становится. Откуда будут браться люди культурные, образованные, с гуманитарными ценностями, если вся общественная практика направлена на понижение уровня?

Уровень аудитории понижается. Культивируются самые низменные инстинкты. Мы видим спекуляции на сенсациях. Народу навязывают ложные ценности, людей заманивают на какие-то порносайты. И лгут, лгут, лгут...

Я вам желаю думать не только о том, как что-то написать за деньги или как снять телевизионный сюжет и прославиться. Важно понимать, как ваша работа повлияет на общество, на людей. Сделает ли она мир лучше. Стране нужна другая журналистика. И будущее зависит от вас. Желаю вам жить и работать по совести. Нести добро и противостоять злу.

(ЧАСТЬ II выступления А. Запесоцкого была посвящена шантажу студентки Алисы Денисовой и публикации “life.ru”. Будет опубликована в ближайшее время).

Дата публикации новости:
Автор:
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ@Mail.ru